Вверх страницы
Вниз страницы

Форум о социофобии

Объявление

Некоторые разделы форума недоступны для гостей. Связь с администрацией форума: sociophobia.ru@yandex.ru . Запасной адрес форума


Благодарим за регистрацию на нашем форуме!
Совсем скоро администратор активирует ваш аккаунт и вы сможете оставлять сообщения. Если ваш аккаунт зарегистрирован через прокси он может быть удален.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум о социофобии » Дневники участников » Кто Я? Осторожно взрыв мозга


Кто Я? Осторожно взрыв мозга

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

В последнее время его постоянно одолевал один и тот же вопрос "Кто я?". Будучи всем, чем угодно, но ничем из того, на что можно указать, создавая условия без условий, он был бесконечно мал и велик, элементарно прост и непостижим одновременно. Кто же он на самом деле? Как единому познать себя? Мысли продолжали атаковывать. "Для того чтобы познать себя, нужен тот, кто сможет это сделать... Но где его взять, если всё едино? Может, создать условия для возникновения того, кто сумеет всё отразить в своём воображаемом сознании? Воображая себя отделённым, он будет функционировать сам по себе, а я, наблюдая своё отражение в нём, буду себя изучать".

Не успел он подумать об этом, как тут же в потоке мыслеформ, проносящихся сквозь него, прозвучало: «Ааа-ум!», - и в воображении появилось что-то похожее на туманный сгусток.

- Ум? - Переспросил он.

- Можешь называть меня Ум, о Великий Экспериментатор, - ответил сгусток.

- Как ты меня назвал?

- Великий Экспериментатор.

- Почему?

- Потому, что ты постоянно ставишь эксперименты.

- А почему великий?

- Потому, что ты создал МЕНЯ. - Сизоватый дым хитро закрутился завитками перед Великий Экспериментатором, уточнив после некоторой паузы: - Точнее, условия для моего возникновения.

- А из чего ты возник?

- Я возник из твоего желания познать себя.

- И ты сможешь реализовать моё желание?

- Нет ничего проще. - И ум довольно расплылся.

- Интересно, каким же образом ты намереваешься реализовать это?

- При помощи воображения. - Сгусток начал трансформироваться в различные неустойчивые образы, плавно перетекающие один в другой, словно демонстрируя, как это работает.

- Что ты там себе воображаешь? - недоумённо спросил Великий Экспериментатор.

- А всё, что угодно. Реальность, например.

- Какую реальность?

- Любую, какую только ни пожелаешь. - При этом образы, создаваемые сгустком, стали приобретать более чёткие очертания.

- Но ведь реальность только одна и другой быть не может.

- А ты в этом уверен? - продолжал наступать ум.

- Абсолютно. - Твёрдо сказал Великий Экспериментатор, нов этот миг в его воображении возникло какое-то волосатое существо.

- Кто это? – удивился Экспериментатор

- Ты, - ответил ум.

- Не может быть! – воскликнул Великий Экспериментатор, и хотел было начать себя ощупывать, но вспомнил, что всё только игра воображения.

"Странно, откуда у меня возникло желание ощупать себя? Я ведь не существую как материя. И вообще, как возникла такая реальная иллюзия?" - подумал он.

- Это твоё новое воображение, - ответил ум, как будто прочитав его мысли.

- Ты читаешь мои мысли? – удивился Великий Экспериментатор.

- Нет, это ты читаешь свои мысли, - и мыслеформы закрутились колёсиками.

- Ты вообразил, что я материален?

- Это вообразил ты, ведь кроме тебя здесь больше никого нет.

Великий Экспериментатор крепко задумался. «Чего-то я напортачил», - пришёл он к выводу.

- Кто ты?

Ум загадочно, словно посмеиваясь, завибрировал мыслеформами: - Я - только иллюзия, возникшая как желание воображать саму себя. Проще говоря, я - это ты, и все мысли, все идеи, возникающие во мне, – только твои.

- Бред какой-то. Как тебе удалось создать иллюзию, что нас здесь двое?

- Ты же сам захотел, чтобы я вообразил свою отделённость, а теперь удивляешься. У тебя возникло желание познать себя, а для этого тебе нужен воспринимающий творения как объекты восприятия. Вот ты и создал своим желанием воображение, которое будет отражать тебя в себе.

Ум снова изменил настрой и вместо колёсиков заплясали веселящиеся спиральки.

- Психушка какая-то получается.

– Отлично! Назовём это психе или душой. Но психе создаёшь только ты. – И золотистые, словно хихикающие спиральки медленно закружились в танце.

- И что за штуковину я сотворил? - Великий Экспериментатор был в недоумении.

– Что ж ты такой недогадливый? – Ум слегка уколол Великого Экспериментатора.

- Чем ты только что меня кольнул?

- Эмоцией.

- Что это такое?

- Программа, которая создаёт ощущение реальности воспринимаемой иллюзии.
«Видимо, ум – это нестабильно работающая программа, создающая иллюзии», - догадался Великий Экспериментатор.

– Только вот нестабильные условия создаёшь ты. А я из-за этого должен постоянно что-то воображать, чтобы не перестать существовать.

"Главное во всё это не вовлекаться, а то он меня окончательно запутает", - подумал Великий Экспериментатор. "Ум - это только игра моего воображения».

- Думай, главное не останавливайся. - Сероватый туман приобрёл ржавый оттенок. И хихикающие мыслеформы скрутились в плотный толстый канат.

"Работает с глюками, да ещё и насмехается", - подумал обречённо Великий Экспериментатор.

- Ты всё ещё хочешь узнать, кто ты? – И ум вкрадчиво укутал туманом Великого Экспериментатора.

– Я знаю, как это реализовать, только ты мне должен создать условия для моего стабильного существования, чтобы я мог воплощать свои идеи.

Великий Экспериментатор поморщился:

- Ты уже ставишь мне условия?

- Конечно же, нет, условия создаёшь только ты. Но для моего творчества необходимо, чтобы время текло равномерно, не меняясь, и было стабильным. Также нужно трёхмерное пространство как экран, на котором я и буду создавать кино.

- Это же примитивно! – Ответил Великий Экспериментатор.

- Это уже не твоя забота, – ответил ум. - Я в этой «примитивности» столько наворочаю, что никто и никогда не сумеет в этом разобраться.

2

С самого утра следующего дня ум принялся за работу, и в воображении Великого Экспериментатора возник хаотичный танец вибраций.

- Что ты там придумал? - поинтересовался Великий Экспериментатор.

- Игру, теперь тебе не будет скучно.

- А разве мне было скучно? - Ум только хмыкнул.

Великий Экспериментатор продолжил: - Какую ещё игру ты вообразил?

– Игру воображения под названием «жизнь», в которой воображаемый мир будет существовать как множество объектов. - Туманные образы сизоватого тумана возникали и трансформировались, заполняя собой пространство.

- А каким образом ты собираешься из единого создать множественность?

- Я создам воспринимающего, который будет называться «человек». Он в своей воображаемой отделённости будет воспринимать игру единого воображения как бесконечное множество предметов и событий. – И перед Великим Экспериментатором возник сгусток сознательной энергии.

Экспериментатор молча наблюдал за происходящим.

- Обожаю выдумывать! – Не дождавшись одобрения, продолжил туман, вибрируя завитками грязно-ржавого цвета. - Я создам не одного воспринимающего, а целое множество, каждый из которых будет воспринимать игру моего воображения как иллюзию вселенной с самыми различными материальными объектами. Я буду присутствовать во всех и во всём сразу, но при этом каждый из-за своёй вовлечённости в эту игру будет считать меня исключительно только своим качеством и гордиться моим присутствием, считая себя умнее других.

- А как же ты сделаешь эту иллюзию устойчивой?

Ржавые спирали закрутились вверх и даже покраснели:

- Я наделю человека памятью, благодаря которой он будет помнить о событиях и вещах, постоянно убеждая себя в том, что воспринимаемая иллюзия - единственная реальность, которую он по своей невнимательности будет считать своим миром. Так он будет одновременно и поддерживать мою стабильность и своё обусловленное представление о мире, и сам себя вводить в заблуждение. А поскольку его заблуждение будет постоянно дублироваться в памяти, то ему никогда не выбраться из моей ловушки.

- Это ты ум хитро придумал, – заметил Великий Экспериментатор - А для чего тебе это нужно?

- Так я буду постоянно существовать, ни о чём не заботясь.

- А мне зачем это нужно?

Ум замолчал ненадолго, словно чтобы придать важность своим мыслям.

- Благодаря их сознанию, памяти и воображаемым чувствам ты сможешь наблюдать отражение игры воображения как материальные объекты. А поскольку и воспринимающий, и объекты восприятия, и я являемся тобой, ты сможешь исследовать сам себя и свои творения. В конце концов, ты же сам хотел развлечься.

- А может, это ты хочешь развлечься?
Не обращая внимания на последнее высказывание Великого экспериментатора, туман снова завибрировал, готовясь выдать очередную порцию идей. - Это ещё не всё. Сейчас я внесу некоторые изменения в человека. У меня есть пару интереснейших идей.
Ум замолчал и только потоки мыслей танцевали, сплетаясь в немыслимые формы.

- Готово! – Изрёк счастливый ум.
Перед Великим Экспериментатором был всё тот же серый сгусток энергии. - Ничего не изменилось, – заметил он.

- Так и есть, – произнёс ум. – Но для человека изменилось. Он теперь будет не просто энергией, а воображать себя материализованным теплокровным существом, живущим на планете. У него будут руки, ноги, тело, голова и пять чувств. Он сможет видеть мир, осязать, обонять, ощущать, слышать энергию, принимая её за материальный мир. Но чтобы всё это работало, нужен я. Восприятие иллюзии как реальности будет происходить только во мне! Ну не гениально ли?
Великий Экспериментатор подумал: «Или безумно, хотя скорее заумно».
Ум продолжил: - Я наделю человека так же воображаемыми чувствами, благодаря которым он будет испытывать то удовольствия и наслаждения, то беспокойства и переживания, и всё время пребывать в погоне за призрачными желаниями и чувственными удовольствиями, не понимая того, что всё это является всего лишь его воображением.

- А для чего такая путаница? - Недоумённо спросил Великий Экспериментатор.

- Чтобы эмоции, волнуя его сознание, окончательно сбили его с толку и не позволили ему, увидев реальное отражение его мира, выбраться из этой иллюзии.

- А ты не запутаешь всё окончательно, ведь человеку никогда не разобраться в этом хаосе воображения? Он просто запутается во всём этом, даже не начав своего существования.

- Разбираться в этом человеку нет необходимости, а чтобы он окончательно не заблудился в этой иллюзии, эмоции станут его же путеводителем, указывая на то, что следует делать и что не следует. Помимо этого, вызывая у него позитивные или негативные эмоции, я смогу давать ему наслаждения или страдания. Этим самым буду полностью управлять его действиями, создавая при этом иллюзию, будто действия совершает он.
Туман светился от радости, и рыжеватые спиральки вихрем кружились в воображении Великого Экспериментатора.

- Умник, а тебе не кажется, что множество воспринимающих – это шизофрения? – спросил Великий Экспериментатор.
Ум завибрировал одной рыжих спиралей. - Ну и пусть шизофрения, ведь она же нас не касается, так как она будет проявляться только в отделённом воображении каждого воспринимающего. Зато они будут существовать в заблуждении и никогда не смогут разобраться в том, чем они являются на самом деле.

- А ты как будешь разбираться во всём этом?

- А зачем мне это надо? – удивился ум. - Моё дело – создавать идеи. Я только завариваю кашу.

- А кто её будет расхлёбывать?

- Угадай. – Ум расплылся в довольной ухмылке.

- Надеюсь, что не я, - произнёс Великий Экспериментатор.

- Надейся, - ответил ум. – Расхлёбывать всё это будет тот, кто окажется крайним в цепочке этих творений. Но поскольку всё есть воображение и я даже знаю, чьё… - Ум ухмыльнулся и затем продолжил:

- Поскольку всё есть воображение, то какой смысл беспокоиться о том, что существует только как воображение?
Великий Экспериментатор поинтересовался скептически:

- А твой человек не свихнётся от всего этого?

- А мы всего ему открывать не будем. – Заговорщицки улыбнулся ум. – Он будет существовать в этой иллюзии множественности, веря, что это и есть единственно реальный мир. Зачем ему знать больше? Он будет лишь твоим восприятием: глазами, ушами, чувствами. А его система мышления будет ограничена воображаемым им же самим ограничением.

- А как человек будет воображать своё ограничение? – Полюбопытствовал Великий Экспериментатор.

- Воображу я, то есть ты. – Довольно изрёк ум. - А человек сохранит это в памяти. Но при этом существование воспринимающего будет ограничено по времени. И каждый раз до того, как он начнёт догадываться об истине, он будет исчезать, давая начало новому человеку, который тоже исчезнет до того, как начнёт догадываться. Тем самым я смогу постоянно удалять из памяти человека догадки об истине.

- А ты ни чего не проглядел? – усомнился Великий Экспериментатор. - А если произойдёт какой-нибудь сбой и человек догадается обо всём до того, как исчезнет?
Ум задумался, и Великий Экспериментатор даже заметил появившуюся пауза между мыслями.

- Осознание того, что он и есть ты, разрушило бы эту иллюзию, освободив его от необходимости перерождения. – Наконец выговорил он. Но затем рыжие спиральки снова закружили в танце.

- Но даже если один или несколько воспринимающих прозреют, это никак не повлияет на общую иллюзию. Они всё равно никому ничего не сумеют рассказать. Ведь человек сможет донести истину только через бесполезные концепции, в то время как глаза, уши, ощущения и память будут продолжать подтверждать существующую в нём иллюзию. К тому же все будут настолько увлечены тем представлением о себе, которое я им создам, что не только не поверят «прозревшим», но даже не смогут их понять. - Ум хихикнул и продолжил:

- И эта иллюзия будет продолжаться до тех пор, пока хоть один воспринимающий будет в неё верить.
Великий Экспериментатор почувствовал, что пора сегодня заканчивать с умом, а то он свихнётся.

- Ладно. Пусть будет по-твоему. Пусть этот человек существует, не знает стабильности и живёт в вечных вопросах «В чём смысл существования?» и «Кто я?».

- Кто ты? – улыбнулся ум.

- А это без разницы, и впредь без стёба, а то растворю без остатка. – Великий Экспериментатор уже не шутил.

- Конечно, конечно! – Ответил ум, и спиральки дыма золотисто-ржавого цвета быстро заструились вверх.

3

Утром следующего дня Великий Экспериментатор с явным беспокойством наблюдал за недавно созданным миром.

- Послушай, - обратился он к уму, - тебе не кажется, что люди чем-то встревожены? Они конфликтуют между собой, постоянно что-то выясняют.

- Это они о тебе спорят, - раздалось откуда-то из безмятежно стелящегося тумана.

- Обо мне?

- Ну да. Желающих представить тебя в своём воображении немало, вот они и выясняют, чьё описание «правдоподобнее», - Рыжеватые спирали стали визуализироваться в многочисленные образы спорящих людей, а одна спиралька взвилась вверх в форме вопросительного знака.

- И как же они выясняют, кто из них прав?

- А правым оказывается наидостойнеший, - и рыжий туман трансформировался в образ здоровенного мужчины с огромными кулачищами.

- Я так понимаю, что этот с кулачищами и есть наидостойнейший. – Заметил Экспериментатор.

- Именно! – довольно усмехнулся ум.

- Креативно, и ты как всегда здесь ни при чём? - Экспериментатор бросил взгляд на притихший ум и продолжил: - Как люди узнали обо мне?

- Сами стали догадываться.

-Ты чего-то недоговариваешь. Рассказывай, умник, что люди уже знают обо мне?

- Ничего кроме своих предположений и домыслов. - Донеслось откуда-то снизу.

- Ты хочешь сказать, что они так и ничего не могут понять?

Красноватые спирали опустились ещё ниже.

- Ну, не совсем так, - нерешительно протянул ум.

- Неужели они догадались о своей истинной природе?

- В той программе, благодаря которой они существуют как свидетели, - ум на какой-то миг замолчал, поняв, что совершил оплошность, но тут же поправился, - то есть в тех условиях существования, которые ты им создал, им никогда не понять это. И чтобы тебя это не беспокоило, я придумал для них учение о твоём существовании.

- И что же ты им собираешься обо мне рассказать, если я сам о себе ничего не знаю?

- А знать им ничего не обязательно, ибо истину нельзя поведать словами, и если они не научатся смотреть дальше слов, то в их сознании будут возникать только концепции.

- И какие концепции ты выдумал обо мне?

Густой туман приобрёл форму огромного гамака и стал раскачиваться в пространстве.

- Ну, скажем, что ты всемогущ, всевидящ, всеобъемлющ и зовут тебя Бог.

- А можно поподробнее?

В это мгновение перед Экспериментатором возникла целая стопка толстых книг.

- Что это?

- Это религия, – начал было объяснять ум, но Экспериментатор его грубо прервал:

- Какая такая религия?

- Учение о Боге, то есть о тебе.

- И как будет работать твоя религия?

- Да очень просто. - С этими словами одна из завитушек из причудливого узора вплелась в картину повествования. - Я описал тебя как есть, но дал в виде указателей или выразил в терминах отрицания.

- Зачем же так нужно было усложнять?

- По-другому не получится, ведь словами тебя описать невозможно.

- Тогда рассказывай, что ты там обо мне для них понапридумывал?

- С одной стороны, вроде бы всё просто и понятно: ты - где-то на небесах, зовут тебя Бог, ты - творец всего и ты всех любишь. Но если смотреть глубже, то ты - в каждой концепции, при этом ни одна из концепций не даёт объяснения тебя, - с явно наигранной беззаботностью закончил ум. Картина мыслеобразов при этом стала неустойчивой и от всевидящего ока Великого Экспериментатора сие не скрылось.

- Выходит, что они про меня как бы будут знать, но понять меня не смогут?

- Ну да, ты для них вроде бы как всё сразу и в тоже время ничего из того, что они могут себе представить. То есть они о тебе будут знать, но истинное знание будет всегда находиться за пределами их понимания.

- А это их не запутает?

- Того, кто уже запутан, ещё больше запутать невозможно. Само их восприятие так устроено, что они сами всё усложняют и путаются в том, что сами же и придумали.

«Кого-то мне это напоминает», - подумал Великий Экспериментатор. - А для чего тогда им при таком запутанном восприятии религия?

- Так им будет проще жить. Они ведь всему пытаются дать своё объяснение, поэтому чтобы не толковали тебя по-разному и не перебили друг друга из-за своих убеждений, дадим им религию! Пусть верят во что-то одно и живут в согласии и мире.

- Ты пытаешься им упростить жизнь, запутав их? – В голосе Экспериментатора звучала ирония.

- Мне незачем их запутывать, путаница будет происходить сама.

- Разумеется, без твоего вмешательства? – нахмурился Великий Экспериментатор.

- Я тут вообще ни при чём. - И как бы в подтверждение слов ум стал абсолютно прозрачным. - Путаница заключается в самом восприятии человека, где невидимое кажется ему материальным. Окончательно же всё запутает привычка людей давать объяснение тому, что познать невозможно.

- Для чего же такое непонимание?

- Люди, заблудившиеся в своих воображениях, не смогут в них разобраться, и будут бояться своих же объяснений. Так они будут тебя и бояться, и любить одновременно.

- А теперь объясни мне, для чего им нужно бояться меня?

- Всё просто. Страх для них - это тоже форма любви.

- Странная форма, тебе не кажется?

- Страх - это та же любовь, только обусловленная ограниченным пониманием себя и вселенной. Проявляя таким образом любовь, люди будут почитать тебя и, преклоняясь перед тобой, возводить тебе храмы. - Вслед за этим из клубящегося тумана начали возникать образы храмов и толпы народа.

- Но это мне уж точно не нужно. Какой мне толк от этих храмов и их преклонения передо мной?

- Это нужно им. Люди слепы в своей ограниченности и им обязательно нужно перед чем-нибудь преклоняться. Поэтому если не создать им объект преклонения, то они будут искать его сами и вообще неизвестно до чего могут додуматься, передерутся между собой, начнут воевать.

- А как они смогут разобраться в этих писаниях? – Указующий перст Великого Экспериментатор указал на большую стопку толстых книг. – Для этого надо хотя бы научиться читать.

Ум как будто ожидал этого вопроса:

- Я уже продумал этот вопрос: и грамоту им дал, и священнослужителей придумал, которые будут разъяснять эти учения, - ликующие спирали преобразовались в образы людей в храмах.

- Кто такие священнослужители?

- Народные избранники, которые будут служить тебе.

- Служить мне? - Экспериментатор аж поперхнулся:

– Да мне не нужны слуги, я же самодостаточен.

- Да это образно. Они будут нести службу только перед народом, организовывать моления, разъяснять учения, петь о тебе песни, ну, в общем, играть свою роль. Тебя это не будет касаться никоим образом.

- Ладно, если им нужна такая вера, то пусть верят в это, ведь всё - только игра воображения.

- Вот-вот, и я про то же, пусть верят. – Ум расстелился вокруг Великого Экспериментатора рыжим пульсирующим ковром.

- И самый интересный вопрос: а кто за всем этим будет присматривать?

- Время от времени я буду воплощаться в человеческий облик и являться к ним как аватар.

- Это совсем другое дело. – Великий Экспериментатор представил себе ум в образе аватара и его это развеселило.

- Я никогда не сомневался в мудрости твоих решений. – Ум лукаво окутал Экспериментатора призрачной дымкой мыслеобразов, но Великий Экспериментатор только отмахнулся от него.

- Ладно, отправляй им эти учения, пусть разбираются. А в командировку отправляйся прямо сейчас, умник, - приказал Великий Экспериментатор, - а то люди уже заждались.

И рыжие спиральки стали медленно растворяться в пространстве.

4

Великий Экспериментатор уже долгое время молча и пристально следил за происходящим на недавно созданной им планете. Его молчание создавало угнетающую атмосферу и чтобы хоть как-то разрядить обстановку, ум с явно наигранной безмятежностью расстелился у ног Экспериментатора и начал диалог первым:

- Что интересного ты на этот раз увидел?

- Посмотри, они опять чем-то обеспокоены, – обратился Великий Экспериментатор к стелящемуся у ног туману.

- Беспокойство - это обычное состояние их ума, – раздалось откуда-то снизу.

- Твоё состояние? – переспросил Экспериментатор.

- Нет, только их, – невозмутимо ответил ум.

- Но ведь ты сказал про беспокойство ума, разве это к тебе не относится?

- Они воображают это беспокойство сами, и оно существует только в их воображении.

- А разве твоё воображение отличается от их воображения?

- Моё от их нет, а их от моего да, - с явно наигранной беззаботностью изрёк ум.

- Ты опять умничаешь?

- Даже и не думал. Они вообразили себя отделёнными от моего воображения и воображают в своём отдельном воображении чего-то ещё. Так что меня их волнение никак не касается. - И ум как бы в подтверждение своих слов принял форму дивана с развалившимся на нём человеком.

- Но они на этот раз они очень сильно взволнованы, – заметил Великий Экспериментатор, продолжая наблюдать за происходящим на шарике. Туманное облако всколыхнулось, выдавая очередную мысль:

- Да не обращай внимания, они просто боятся.

- Чего боятся?

- А они постоянно чего-нибудь боятся, - с этими словами ум принял форму округлённого от страха огромного глаза, - сами придумывают, чего им надо бояться, и боятся этого. А когда их страх не оправдывается, они снова придумывают чего-нибудь, чтобы снова бояться.

- Для чего они всё это придумывают? Зачем им нужно бояться?

- А это им нравится: желание сгустить краски эмоций восприятия, чтобы получить свою очередную дозу адреналина и тому подобное. Любят они острые ощущения, вот и придумывают постоянно чего-нибудь, чтобы нервишки себе пощекотать.

- Чего они придумали на этот раз? – Спросил Великий Экспериментатор.

- Да, в общем, ничего нового: кто-то опять распустил слух о конце света, и снова все поверили.

- Постой, какой может быть конец у того, у чего и начала то не было? Разве может конец быть у бесконечной игры воображения?

- Ты, видимо, забыл, что они-то воспринимают мир совсем по-другому, им кажется, что они живут на планете, которая летит во вселенной среди звёзд, и концом света они называют конец существования этой иллюзии. - После многозначительной паузы ум продолжил: - Избитая тема, но почему-то работает до сих пор. Каждый раз чего-нибудь придумывают, но это никогда не сбывается. Но они всё равно с непонятной настойчивостью продолжают верить в свои выдумки.

- А какие у них основания, чтобы думать о конце света?

- Ооо! - Протянул ум, – это целая тема. Они верят в воображаемые ими же предсказания. Однажды даже существовала цивилизация майя, у которой предсказания были в культе. Так вот их пророки предсказали страшную гибель всей цивилизации и назвали точную дату. Чтобы избежать «страшного конца», мужчины-воины убили всех женщин, стариков и детей, а потом покончили с собой. Лишь немногим, кто не поверил горе-предсказателям и сбежал, удалось спастись, но конец света так и не настал ни в предсказанный судный день, ни позже.

- Интересно, а как они воображают конец света на этот раз?

- Да какой-то «умник» придумал, что на них летит другая планета и что она с ними непременно столкнётся.

- Какой ещё такой «умник»?

- Ну, это такой воспринимающий, в общем, человек, который думает, что умнее других.

- Но умник у нас ты, - усмехнулся Великий Экспериментатор, кивнув на туманный сгусток.

- А они и есть я, а поэтому все и воображают себя умниками. В кажущейся им реальности каждый воспринимающий считает себя умнее других, - завибрировало внезапно помутневшее облако.

- Но если они все безумцы, пребывающие в иллюзии, то что тогда может означать такая степень превосходства? Превосходство в их безумии?

- Только мнимое «превосходство» над остальными в воображении самого себя.

- Зачем нужно такое «превосходство»?

- Чтобы удовлетворить желание своего эго казаться лучше других - улучшить идею Я-отделённости в самом бытии, - прозвучало где то в подсознании Великого Экспериментатора. «Никак не могу привыкнуть к его выходкам», - подумал он, но решил не отрываться от темы и продолжил: - А зачем бытие улучшать, если оно уже совершенно?

- Из-за их же невнимательности в их умах постоянно происходит путаница - они никак не могут понять, чем являются на самом деле и кажутся сами себе чем-то отдельным от бытия.

- А как всё же тогда с такой путаницей в умах они определили, что на них летит планета?

- Да другой «умник» произвёл какие-то путаные, понятные только ему вычисления, по которым должно произойти столкновение.

- А они что, научились определять вероятность или вообще вычислять что-либо?

- Да в том то и дело что нет, но искренне верят в то, что умеют.

- Значит, никакой катастрофы не будет? – Великий Экспериментатор отметил довольно.

- Её и быть не может, если ты сам, конечно, не создашь для этого соответствующих условий. - Туман приобрёл фиолетовый оттенок и продолжил: - Мне кажется, ты слишком вовлёкся и начал верить в происходящее там, забыв, кто ты, и то, что всё это - игра воображения.

Экспериментатор с лёгкой досадой прервал своё наблюдение: - Скажи всё же, а может так случиться, что эта иллюзия когда-нибудь перестанет существовать? Ну, скажем, по причине, что мы о них забудем? Было бы жаль, такой забавный, хоть и иллюзорный мирок. Я к ним как-то привык, да и они ко мне, вон молятся постоянно, руки к небу тянут, храмы мне возводят. По мне, так пусть они существуют всегда, - заключил он воодушевлённо.

- На этот счёт можешь не беспокоиться, я обо всё уже позаботился, они никогда не исчезнут. – Вибрируя, бесплотные мысли красноватыми колёсиками взмывали вверх.

- Как же ты собираешься сделать их существование вечным? Уж не собираешься ли ты вмешиваться в ход их истории? – Прогрохотал Экспериментатор.

- Да в этом нет никакой необходимости, я уже сделал несколько миллиардов резервных копий их системы и они теперь существуют во всех галактиках подобно многократному отражению в зеркалах. К тому же каждая копия самовоображаема, самосохраняема, самодублируема и самотиражируема на всех воображаемых уровнях. Так что они будут существовать вечно, а мы будем только за всем этим наблюдать. - Большой рыжий глаз, сощурившись, снова сосредоточенно, не мигая, уставился на планету, и только золотистые завитушки, завиваясь в длинные спирали, поднимались вверх, образуя бесконечное полотно мыслеформ нового воображения.

5

Это из какой то книжки, уж очень знакомо?

6

http://stanislav-milevich.ru/velikij-ek … or?start=4


Вы здесь » Форум о социофобии » Дневники участников » Кто Я? Осторожно взрыв мозга


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC