Вверх страницы
Вниз страницы

Форум о социофобии

Объявление

Некоторые разделы форума недоступны для гостей. Связь с администрацией форума: sociophobia.ru@yandex.ru . Запасной адрес форума


Благодарим за регистрацию на нашем форуме!
Совсем скоро администратор активирует ваш аккаунт и вы сможете оставлять сообщения. Если ваш аккаунт зарегистрирован через прокси он может быть удален.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум о социофобии » Встречи и знакомства » Отчеты по встречам


Отчеты по встречам

Сообщений 1 страница 30 из 121

1

.

Отредактировано Писака (19-04-2010 20:17:18)

2

Жаль что я не с Москвы и Ставрополя http://darksity.3bb.ru/uploads/0000/94/45/15512-2.gif

3

По просьбам форумчан отпишусь и я немного по поводу Московской сходки. Вобщем было нас 5 человек, все с паник-атак (жаль, а мы так надеялись что Кристина придет). Часа 2 мы ходили по магазинам и искали инвентарь для шашлыка. Ракеток для бадминтона мы так и не нашли. Хотя нет, ракетки нашли в одном месте, но валанчиков там не было. Вобщем пришлось обойтись без бадминтона. В итоге когда все таки купили весь инвентарь, пошли в парк делать шашлык. Собственно в самом парке делали шашлык, выпивали и травили пошлые анекдоты. Вот если вкратце встреча была такой.

4

nucaka написал(а):

ну гитара бы еще не помешала

Гитара есть, но играть никто не умеет )

5

По просбе Писаки предлагаю вам почитать мой отчёт о поездке в Москву и Питер в июне-июле этого года. 36 вордовских страниц - не пропадать же такому труду. :)

Вообще говоря, я не планировал никуда ехать в этом году. Я вообще никуда не планировал ехать. То есть, я мечтал о какой-нибудь поездке, страстно мечтал, но пятнадцать лет непрерывного сидения в одном городе заставили где-то глубоко внутри меня затаиться мыслям о том, что так я в этом городе до конца жизни и просижу.
Поездки в другие города казались мне чем-то инопланетным, доступным лишь избранным, нет, не людям даже - богам. Это казалось слишком дорогим для меня, слишком опасным… Было слишком много всяких «слишком», в которые я искренне верил.
Что-то случилось в конце января – я понял, что жить так, как я живу, дальше нельзя. В целом, конечно, моя жизнь потихоньку улучшалась, но в тот момент темпы улучшения меня явно перестали устраивать.
Я решил, что мне надо что-то делать с моим финансовым состоянием, как-то искать источники дохода. И тогда я наткнулся на книги Бодо Шефера.    Книга «Путь к финансовой независимости» оказалась не просто книгой, я нашёл там то, чего не находил ранее нигде, даже в книгах, написанных психологами. Либо же я просто не замечал раньше подобных вещей – упражнений по повышению уверенности в себе.
Упражнение казалось довольно простым – каждый вечер записывать минимум 5 пунктов со своими достижениями за день в дневник. Несмотря на кажущуюся простоту, пришлось побороться с собой. Так, я всегда питал отвращение к письменным упражнениям. Возможность вести «журнал успеха» мне облегчил компьютер – почему-то записывать достижения в файл мне оказалось легче.
Всего через 3 месяца автор обещал явные улучшения. Ладно - подумал я – всё равно терять нечего. Так, 5 февраля я начал вести дневник, а 6-го мая решил поехать в Питер. С финансовой независимостью я пока не разобрался, но через несколько дней после этого деньги на поездку появились. 
Сначала я хотел прицепиться к другу, который ехал в Питер со своей группой из универа на пленэр, но узнал о его поездке слишком поздно и решил, что раз уж вместе билеты купить не удалось и теперь всё равно ехать одному в соседнем вагоне, то я и сам, наверное справлюсь. Чёрт с вами со всеми – сказал я – Сам справлюсь.
Тут, каким-то совершенно чудесным образом, выяснилось, что избушка повернулась передом не ко мне одному – в Москве собирался грандиозный (я серьёзно!) съезд фобов.
Тем более мне никто не нужен – подумал я и решил заехать на этот слёт, задержавшись в Москве на пару дней.
Решить – решил, теперь надо делать. Как покупать билеты? Где? Ничего не знаю, всего боюсь. Решил съездить на вокзал. Оказалось, всё элементарно – приезжаешь на вокзал, идёшь к кассе и там покупаешь билеты. Кто бы мог подумать, что всё так просто? Я – точно не мог.
Купил билеты, подхожу к машине – там два мужика ругаются. Я сажусь, хочу оттуда побыстрее слинять – машина не заводится. Настроение опять упало. Кое-как посреди этого скандала завёл машину и поехал домой.
Дома тоже не все гладко было. Мама наслушалась от каких-то теток, которые говорили, что по интернету можно познакомиться только с проходимцами и вообще меня напоят клофелином.
Пришлось поругаться и объяснить, что подобные рассказы мне никак не поднимают настроение перед поездкой. Как я впоследствии заметил, пообщавшись с людьми в поезде, Интернет старшее поколение недолюбливает, так как ничего о нем не знает.
Думаете, все проблемы были на этом решены? Неа. У меня же были целых три недели с момента покупки билетов и до отправления поезда. За пару недель до отъезда вдруг начались проблемы с желудком. Причем, начались на ровном месте, с чего я сделал вывод, что это все от волнения. Так, до самого дня отъезда я порывался сдать билеты и по той же причине не забронировал номер в гостинице. Мои проблемы с желудком закончились только лишь по приезду в Москву.
В общем, к тому моменту, когда я вышел на перрон, то уже понимал, что это для меня будет не отдых, а испытание.

Ну, а теперь о самой поездке.

Когда я зашел в сам вагон, то ужаснулся: куча народу, сумки…брррр…
«В этой толкотне и развернуться сложно, а как я тут буду ехать?» - подумал я. К счастью, выяснилось, что вагон был так забит, главным образом, провожающими, после ухода которых стало намного свободнее.
Потом настала очередь поражаться тому, как изменились вагоны за те 16 лет, что я не ездил на поезде. Вагоны были новые, чистые, с табло возле каждого туалета, которое, помимо московского времени и температуры в вагоне, показывало самую важную информацию – занят туалет, или свободен. Туалеты тоже изменились – теперь там стоят унитазы со смывом (правда, смыв происходит по-прежнему прямиком на шпалы, из-за чего туалеты вечно закрывают на остановках и что сильно бесит), висят контейнеры с жидким мылом, есть туалетная бумага (которую пассажиры расходуют в невероятных темпах, потому что непрерывно предаются чревоугодию, но об этом позже) и бумажные полотенца. Даже есть розетки для бритв. Кроме того, в паре купе тоже есть розетки, где можно заряжать телефоны. Правда, телефоны заряжаются весьма странно –  за 3 часа уровень зарядки вырастает еле-еле, но зато потом, еще часов за пять телефон заряжается практически полностью, уже будучи отключенным от сети.
Ну, а наличие кондиционера в вагоне для меня и просто стало шоком. Для начала неприятным – думал, что простыну. К счастью, обошлось.
А вот «радио железных дорог», передающее махровую попсу прямо рядом с моей головой, лежавшей на верхней полке, сильно раздражало. Тем более, что репертуар у них повторялся каждые 4 часа. Впрочем, рядом была ручка, которая отключала эту гадость, но… Ведь в соседнем «купе» ее не повернешь. К счастью, позднее проводники додумались включить одно из «поп ФМ» радио с более обширным запасом песен.

Самое приятное, однако, это факт, что люди, которые едут вместе с тобой – это, как правило, приличные люди, которых совершенно не стоит бояться. Тут дело, я считаю, в том, что на протяжении многих лет я, как губка, впитывал в себя информацию из СМИ и от людей, которые впитывали информацию из СМИ о том, что на вокзалах всегда орудуют преступники, в поездах орудуют преступники, ну и вообще, преступники везде, где только можно: возможно, даже миловидная проводница – серийный маньяк, как знать…

Одно из главных открытий, которые я сделал для себя во время этой поездки, можно сформулировать следующим образом: Уровень безопасности в дороге, а также в других городах, которые вы посещаете во время поездки, остается на том же уровне, что и в городе вашего проживания. То есть, вероятность попасть в неприятности в дороге точно такая же, как по дороге на работу, или в университет, или же просто в магазин за углом.
Это действительно было открытием. Правда, обязательно найдтся тот, кто поможет неуверенности снова поселиться в тебе. Таких людей надо избегать так же, как настоящих преступников: когда я вышел подышать воздухом во время остановки в Перми, то парень, стоявший в дверях рядом стоящей электрички, предупредил меня, чтобы я не выходил из поезда, так как у них тут, видите ли, орудует банда, занимающаяся кражами мобильников. Похоже, человек был просто поддатый и, пропитавшись излучениями наших СМИ, решил сделать доброе дело. Но мне от этого доброго дела стало только хуже – банды я не заметил, а вот этого доброхота предпочёл больше не видеть, поэтому пришлось зайти в вагон. Настроение было испоганено: школьники продолжали ходить по перрону (странно, на них никто не напал почему-то) и трясти своими смартфонами. И их никто не предупреждал, хотя следовало бы.

Интересно наблюдать за людьми: в дороге они занимаются, как правило, следующими вещами: спят, читают детективы всяких там донцовых, ждут очереди в туалет и… едят.
Я из-за желудка ел очень мало и поэтому еще больше меня поражали объемы поедаемого продовольствия. Так, миниатюрная девушка, что ехала со мной рядом, съедала… ну, много она съедала, я поражался. А люди мимо только и бегали к кипятильнику: то дошираки заливали кипятком, то чай. На остановке в Барабинске бабки торговали копченой рыбой – и весь вагон начинал есть копченую рыбу. Если продавали только пиво и мороженое, народ не гнушался и этим.
Я же, взяв с собой две книги в дорогу, время проводил по большей части у окна – с помощью часов и столбиков за окном я мерял скорость движения поезда. За этим нехитрым занятием я  убил аж 2 дня.
Что интересно – я думал, что поезда в России ездят со скоростью 40-60 км\ч, однако, на деле оказалось, что средняя скорость движения по Транссибу -  около 80 км\ч. Временами поезд разгонялся даже до 110.
Впрочем, как я выяснил позже, не все поезда такие комфортабельные (насколько комфортабельным вообще может быть плацкартный вагон) и быстрые, мне просто повезло.
Еще одно великое открытие посетило меня в Екатеринбурге (нет, не цена в 90 рублей за литровый пакет сока на перроне).
Когда я вышел из вагона, огляделся по сторонам, оценил взглядом недостроенный небоскреб, то поразился тому, как просто оказаться в городе, в котором и мысли не было никогда побывать. Вчера еще я сел в поезд, а теперь – на тебе – Урал. Мысль о том, что путешествия на самом деле даются намного проще, чем я ожидал, была ошеломляющей: я стал понимать, как это простым с виду людям удается ездить за тридевять земель и возвращаться обратно целехонькими и невредименькими.
Еще раз узрил общительность некоторых людей. Незадолго до прибытия в Москву, в Коврове, к нам подсел мужик, который тут же завел разговор с девушками, ехавшими со смой в «купе». Я с ними общался только «по делу», а он тут же увлек их бессмысленными разговорами (ну да, это я, суперлогичный человек, знаю, что незачем знакомиться в поезде, т.к. все равно скоро разбежимся в разные стороны) и подбил их играть в города.
Я люблю географию и люблю города, поэтому никак не мог сидеть рядом и смотреть, как люди, играющие в города, городов почти никаких не знают. Стал подсказывать, они меня втянули в эту игру. В результате, я играл за себя и подсказывал всем остальным. Чувствовал себя глупо – надо быдо сидеть и молчать, а так получалось, будто я хвастаюсь своим знанием географии. Как будто у младенца погремушку отобрал.
Но на дурацкие мысли уже не было времени – за окном показалась закутанная в слабую облачность Останкинская башня. Все ринулись к окну, я тоже ринулся, но на этом самом месте зазвонил телефон. Звонил Редрик, обещавший приехать примерно через полчаса.
Закончив разговор и положив телефон в карман, я обнаружил, что Останкинскую башню благополучно прошляпил и, немножечко расстроившись, стал пробираться с сумкой к выходу.

В Москве.

Выйдя на перрон, я обнаружил, что меня никто не встречает. Я уже было приготовился пропадать, как позвонил Периш. Они с Милл и СС ждали меня у вокзала.
Пока мы знакомились и сдавали мою сумку в камеру хранения, Редрик прибыл на вокзал и повёл меня на осмотр достопримечательностей.
Но для начала мне предстояло научиться пользоваться метро. Редрик показал, где продаются карточки, объяснил, какими они бывают и даже показал, куда их прикладывать. Тем не менее, одну поездку я подарил турникету, т.к. никто мне не сказал, что проходить надо в створку, находящуюся слева от валидатора. Я пошёл в правую, что вызвало у Редрика подозрение – не левша ли я.
Первый день я вообще ничего не понимал в том, куда надо идти и зачем – я был жутко уставший и сейчас могу только удивляться, как у меня хватило сил делать ещё и какие-то постановочные кадры (которые я вам не покажу, т.к. почти все герои снмков против).
Так, я шёл туда, куда меня вели и поражался: мне всю жизнь рассказывали, какое гадкое место эта Москва. Толпы, гигантские, видите ли, толпы народа снуют туда сюда, заставляя несчастных провинциалов чувствовать себя маленькими, жалкими и затерянными в этом безжалостном муравейнике.
И где гигантские толпы? – удивлялся я. Может я не вижу их потому, что воскресенье на дворе? Странно… Во всяком случае, к фонтанам подойти можно без проблем, тогда как у нас фонтаны круглосуточно облеплены толпами людей и просто желание отпадает подходить близко.
- Вот салон «Роллс-Ройс» - не без гордости заявил Редрик.
И правда, через дорогу стоял шоу-рум Роллс-Ройса, который, впрочем, не произвёл на меня впечатления – внутри просматривался лишь сиротливо стоящий Фантом.
- А чего только одна машина? – спросил я.
Редрик тоже удивился данному факту и что-то сказал, но я запомнил только два слова: «кризис» и «раскупили».
Редрик целиком завладел моим вниманием, остальная же публика скромно держалась позади, отчего мне становилось как-то неудобно, что я общаюсь только с нашим админом. Но попытки включить в беседу кого-то ещё потерпели фиаско.
Так вот мы и пришли на Арбат. Редрик показывал мне какой-то театр, памятник (Окуджаве, вроде бы), стену Цоя, возли которой толпа немытых хиппанов пели песни, отмечая день рождения Виктора Робертовича.
Несмотря на то, что я являюсь горячим поклонником творчества Цоя, меня всё это как-то не впечатлило. Понравились только две вещи – мужик, игравший фламенко и урны.
Урны на Арбате просто восхитительны. Позже я пытался увидеть где-нибудь ещё такие же урны, но так и не смог. Везде внутрь бетонной урны были вставлены аккуратные, незаметные жестяные вкладыши и только на Арбате внутрь красивых урн были бесцеремонно всунуты оцинкованные вёдра, которые не очень туда помещались и как-то смешно вытарчивали наружу.
Мы, тем временем добрались до «Му-мы», где Редрик решил перекусить. Желая вызвать активное слюноотделение и у меня он очень красочно расписывал супчик, который будет есть, но этот трюк не сработал – аппетит был на нуле. Я обошёлся большим стаканом кефира и печенюшкой. Печенюшку, впрочем, пришлось съесть Редрику.
Посидели немного в «Му-ме», где говорили обо всём понемногу – о фотоаппаратах (я, кстати, запарился в этой поездке объяснять, что у меня никакая вовсе, увы, не зеркалка), о моей поездке, о плате за хостинг… Может и ещё о чём-то, но я не помню уже.
Потом мы пошли на Красную площадь, куда, оказывается, надо входить через металлоискатели. Хорошо хоть деньги за это пока не берут. Там проходил какой-то праздник, часть площади была огорожена и, вдруг, за ограждением появился Валуев. Милл и СС рванули поближе к нему, а нам пришлось стоять и ждать, когда они налюбуются на легенду. За это время, кстати, я успел его сфотать, но ракурс вышел чутка неудачный.
Потом мы дошли до лобного места, о котором я до сих пор ничего не слышал. Странно, но по телевизору его никогда не показывают. Редрик объяснил, что место это раньше использовалось для казней, но Милл и СС, подходившие вплотную к лобному месту и прочитавшие табличку, сказали, что здесь раньше зачитывались указы и  прочие акты.
- Нельзя верить всему, что там написано, - сказал Редрик и добавил – Википедия вам в помощь.
Я было подумал, что сам Редрик и писал в Википедию ту статью о лобном месте, но прочёл там примерно вот что:

1) возвышенность, холм, курган, сопка.
2) Круглый каменный помост с парапетом на Красной площади в Москве, исторический памятник. Служило своеобразной трибуной для объявления важнейших царских указов, государственных актов, сюда на всеобщее обозрение возлагались мощи почитаемых святых. Вопреки распространенному мнению, на Лобном месте казни не производились. Непокорных бояр, мятежных стрельцов и Степана Разина казнили на значительном расстоянии от Лобного места, которое почиталось святым.
Предание связывает устройство Лобного места с избавлением Москвы от нашествия татар в 1521. В летописи оно впервые упоминается в 1549.

Гуляя по Красной площади, я убедился, что брусчатка там и впрямь уложена криво, что немного расстроило Редрика: «Ну вот», - сказал он -
«теперь и я это буду замечать».

С Красной площади мы вышли на Малый Москворецкий мост, откуда я пофотал ХХС, здание МИДа, верхушки небоскрёбов «Москва-сити» и башни Кремля, разумеется.
Повернувшись на 180 градусов, я увидел одну из сталинских высоток, которую, к сожалению, было сложно сфотать из-за обилия дурацких лампочек, увивших мост.
- Это здание на Котельнической набережной? – спросил я.
Редрик полез в свой смартфон, нашёл это место на карте и я сам убедился в том, что это какая-то ещё набережная. Но когда 2 дня спустя я купил бумажную карту Москвы, то понял, что это была именно Котельническая набережная.
Редрик, если ты это читаешь, загрузи себе другую карту, а то так и заблудиться недолго.
Кстати, на смартфоне Редрика стоит Windows. К его чести могу сказать, что нашему админу было по-настоящему стыдно, когда я уличил его в этом.
Затем мы вернулись назад на Красную площадь, встретились с Тушкой и пошли к метро. Редрик повёл нас узенькими, кривыми и очаровательно безлюдными улочками. Только когда нас стало шестеро, мы все разбились по парам и теперь, наконец, никто не ходил молча, либо в одиночестве.
Перед тем, как оставить нас, Редрик надавал мне советов о том, куда можно пойти в Москве. В частности, он рекомендовал «Москву-сити» и оружейную палату. О «Москве-сити» я бы и сам не забыл (об этом позже), а вот оружейную палату посетить не довелось. Может, в следующий раз, когда буду в Москве.
Расставшись с Редриком мы поехали на квартиру к Лексу, где уже вовсю шла попойка. По дороге Тушка также порекомендовала мне много всего интересного, фотовыставку в частности, но туда я также не добрался.
У Лекса все выглядели трезво, как ни странно. Если бы они не говорили о том, какие они бухие, я бы не догадался. Зато мне позже Лекс сказал, что подумал, будто я пришёл к нему бухой.
И неудивительно – я захожу дико уставший, а все места заняты. Пришлось плюхнуться на ковёр.
Какой-то незнакомый парень сидел на диване.
- А ты кто? – бесцеремонно спросил я.
- Скромник я – пробасил парень.
Так состоялось наше со Скромником знакомство.
У меня ещё как-то хватило сил пофотографировать немного, мы послушали, как СС играет на пианино, после чего ей надо было ехать домой. Тушка поехала провожать её до метро, а я нашёл пустую комнату с кроватью, на которую решил бесцеремонно завалиться, но меня оттуда выгнали, объяснив, что сейчас там будет проходить трёхсторонний саммит. Мне дали полдивана в зале, одеяло, и я улёгся спать, хотя под боком у меня продолжался праздник. Ну как тут не сойти за бухого? Всё, что было дальше, я помню весьма смутно. Проснулся я ночью оттого, что звонил мобильник Лекса. Я взял трубку, а там Кабан: «Лекс, где твой дом?». Я понятия не имел. Также не имею понятия, как группа ночных гуляк таки нашла дом Лекса. К утру они были дома, тем не менее.
Ночью меня мучали кошмары: как только я представлял, что с утра мне придётся переться в оружейную палату и потом ещё целый день шляться по городу, мне становилось по-настоящему плохо и я подумывал о том, чтобы купить билет на самолёт и вернуться домой поскорее.
К утру, слава богу, мне стало получше, но сил не было никаких по-прежнему. Ребята посоветовали мне отдыхать, а сами ушли гулять.
Так я целый день просидел, никуда не выходя, и болтая с Чужим обо всём, чём только можно.
В один прекрасный миг заскрипела входная дверь. Я подумал, что вернулся Лекс, но тут раздался старушечий голос: «Есть кто дома?» Чужой вышел к ней, а я остался сидеть, боясь, что если бабуля увидит и меня, то перепугается ещё больше.
- А где хозяин?
- Да он вышел, - ответил Чужой и закрыл дверь, которую, видимо, не закрыл кто-то из гостей, уходя на прогулку.
- Всё, - сказал он – теперь будет в глазок за дверью следить, чтобы мы ничего не вынесли.
- Или ментам позвонит – сказал я.
Мы посмеялись, но возможность приезда ментов несколько омрачала сие забавное происшествие. К счастью, через час пришёл Лекс и я успокоился.
В общем, день прошёл спокойно. Вечером мы всей толпой посидели в чате под ником Лекса, спалили несколько фоток и поиграли (играл я, то есть, пытался) на гитаре, которая, будучи настроенной, выдаёт такие фальшивые аккорды, что уши от них просто вянут. Зато было весело.

На следующее утро мы (Лекс, в основном, конечно) устранили следы веселья, я облазил всю квартиру Лекса и нашёл, наконец, свою расчёску у себя же в кармане. Потом я, Лекс и Фенол отправились провожать Скромника на вокзал, чуть не забыв вынести два огромных пакета с последствиями пьянки.
Прибыв на вокзал, стали искать кафешку, где можно пообедать. И нашли ее, но только после того, как перекусили хот-догами в какой-то забегаловке.
Причем Скромнику достался пышный хот-дог, а мне какой-то сплюснутый. Я сразу вспомнил фильм «С меня хватит», но ввиду отсутствия у меня автомата пришлось взять еще один хот-дог, на этот раз такой же пышный.
Тетечки, с которыми предстояло ехать Скромнику, удивились, какие мы дружные, что пришли все вместе его провожать, на что им кто-то ответил, что мы вообще первый раз друг друга видим, так как все из разных городов. Не знаю, что там тетечки о нас подумали.
Проводив Скромного и утерев слезы, мы пошли в метро, где меня должна бала встретить Милл, а потом повести на осмотр достопримечательностей. Так оно и произошло.

  В ожидании Милл Лекс и Крыска развлекались игрой в ладушки, я же обратил внимание на вибрацию пола во время прибытия и отправления поездов метро.
Лекс сказал, что ничего подобного он не замечал.
- Так что, у меня ноги трясутся от усталости? – удивился я.
- Вполне возможно – последовал ответ коренного москвича.
Но, понаблюдав ещё немного, я решил, что не могут мои ноги трястись только во время прохождения поездов мимо меня.
Кто знает, живи я с рождения в Москве, может тоже не обращал бы внимания на подобные мелочи.
Вскоре прибыла Милл и мы, разделившись на пары, расстались. К счастью, Милл, как и Редрик, в отличие от других москвичей, неплохо знает Москву и выдала мне сразу несколько вариантов мест, достойных нашего внимания. Чему я был несказанно рад, так как  выгуливать Лекса с Крыской по незнакомому для меня городу было занятием непредсказуемым: в условиях, когда до поезда остается несколько часов, идти, куда глаза глядят, было бы слишком расточительно. Тем не менее, за полчаса прогулок вокруг Павелецкого вокзала мы смогли наткнуться на небоскрёб Роснефти и какую-то церквушку, что было не так уж и плохо.
Для начала Милл свозила меня покататься на лёгком метро. По сравнению с обычным метро эта штука, конечно приятнее – в вагоне можно разговаривать и лицезреть солнечный свет, но вот тормоза у этой штуки при остановке скрипят адски, особенно для тех, кто стоит на перроне.
Затем мы поехали кататься на монорельсе. Милл, Кабан и Скромник за день до этого сами впервые прокатились на этой штуковине, теперь настала моя очередь.
Близился час пик и народу в метро стало довольно много. Милл сказала, что мы должны зайти последними, чтобы на следующей остановке выйти из вагона без проблем. Этот незамысловатый трюк чуть не стоил мне фотоаппарата – видимо, у машиниста кончилось терпение и он закрыл дверь как раз в тот момент, когда я заходил в вагон. Оттолкнув двери, я прошел внутрь, но следом двери сомкнулись прямо на сумке с фотиком, которая висела у меня за спиной. Не знаю как, но и сумку мне удалось вырвать из пасти этого подземного чудища. К счастью, фотоаппарат не пострадал, но с тех пор в метро я перевешивал сумку таким образом, чтобы она находилась спереди от меня.
Прежде, чем попасть на платформу монорельса, надо, само собой, оплатить проезд. Милл, как и в метро, приложила что-то там и прошла к эскалаторам. Я же все никак не мог сообразить, почему моя карточка не срабатывает, как бы я её не прикладывал. Помогла дежурная по станции, зычным криком объяснившая, что тут карточку надо засовывать в щель снизу, а потом ждать, когда она появится из шели сверху. Её совет и впрямь мне помог, но мне до сих пор стыдно, что я не поблагодарил эту женщину за столь трепетное отношение к моим проблемам.
Что я могу сказать о монорельсе? Ну, пожалуй, самое главное - что название куда круче самой системы. По сути - это бесшумный надземный трамвайчик. И всё. Особой транспортной функции он выполнять не способен, так что стоит рассматривать его как аттракцион. А что? Поди, прокатиться на карусели или паровозике в каком-нибудь парке стоит куда дороже двадцати одного рубля.
Как сказала Милл, Кабан со Скромником тоже не были им шокированы.
Зато я полюбовался видом с высоты второго-третьего этажа на пруд с утками, Останкино, Останкинскую башню, которая визуально оказалась ниже, чем я ожидал и на футуристического вида стеклянный куб высотой приблизительно 5 этажей. Я так полагаю, это ещё не вступивший в строй гаражный комплекс, где машины на верх будут доставляться при помощи лифта. При мне же там было абсолютно пусто.

Накатавшись на монорельсе, мы пошли на территорию ВДНХ, где Милл предложила прокатиться на огромном колесе обозрения. К счастью, мы оба хотели прокатиться в открытой кабинке.
Я, к сожалению, слишком много пялился в видоискатель, поэтому особого страха не испытал, потому что для этого надо было периодически поглядывать вниз. Когда же смотришь вдаль, о высоте совсем не думаешь, наоборот, чем выше поднимается кабинка, тем лучше открывается вид и ты хочешь подниматься ещё и ещё.
У Милл не было фотоаппарата, поэтому она могла найти время пощекотать себе нервы, снимая ноги с подножки и опуская их вниз. Правда, опустить сразу обе ноги она не решилась.
Потом мы дошли до знаменитого фонтана, который оказался выключенным. Я сфотал павильоны Армении, Карелии(!) и, конечно, Кыргызстана.
Гуляя по территории мы лицезрели ещё немало аттракционов, которые были куда экстремальнее гигантского колеса и на которые мне никак не хотелось идти, даже если бы они и не стоили так дорого. Может, в следующий раз, когда у меня будет побольше сил.
Потом Милл с криком  куда-то побежала. Оказалось, она увидела какой-то аттракцион, который спутала с каким-то другим аттракционом, о котором всегда мечтала.
Что мне понравилось в подходе Милл – прежде, чем идти в какой-то парк, она проверяет наличие аккредитации на те, или иные аттракционы. Сам бы я никогда до этого не додумался.
Время было на исходе и мы поехали на вокзал. Приехав на площадь, стали искать Ленинградский вокзал и не могли его найти. Ярославский есть, Казанский есть… Сверившись с картой, я решил, что вот это невзрачное здание слева от входа в метро и есть Ленинградский вокзал, но… вывески нет и даже Барабинский вокзал выглядит не в пример солиднее. А Барабинск – та ещё дыра.
Ладно, что делать… Я решил просто взять и зайти в это невзрачное здание. Милл же решила в рамках борьбы со сфобией у кого-нибудь про вокзал спросить.
Какой-то безобидного вида дядечка сказал ей, что это как раз то здание, куда я уже направлялся.
Как выяснилось позже, Ленинградский вокзал имеет две особенности – он сильно вытянут вглубь, отчего имеет фасад совсем уж скромных размеров и вывеска у него есть, но заметна только с противоположной стороны улицы, от Казанского вокзала.
     Кстати, приехав домой, я узнал, что Ленинградский вокзал переименовывают в Николаевский.

До отправления поезда оставался ещё час, так что мы успели забрать мою сумку из камеры хранения, я объяснил происхождение моей фамилии, купил невероятно дешевую минералку прямо на вокзале (которую мы почти всю выпили и Милл стало стыдно, что из-за неё я могу умереть от жажды в пути), а потом мы стояли у информационных стендов и дивились – во Владивосток поезд идёт дольше, чем в Пекин. Там были совершенно дикие цифры – что-то более 150 часов.
Потом Милл собралась было загрустить, но я напомнил, что ещё приеду через неделю. Это её взбодрило и мы расстались в хорошем настроении. Мне во всяком случае, грустно не было.

Поезд тронулся и я поехал в Питер. После того, как мы миновали красиво светившийся ночными огнями Зеленоград, обнаружилась дикая вещь – оказывается, между Москвой и Питером сотовая связь есть только рядом с населёнными пунктами. Даже в Сибири такого безобразия было меньше, по моим наблюдениям.
Вообще, ездить из Москвы в Питер мне не очень понравилось – поезд идёт недостаточно долго, чтобы выспаться. Плюс некоторые граждане, которые не тряслись до этого в поезде 2,5 суток, а потом не рыскали целый день по Москве, любят встать часиков эдак в пять утра и начать завтракать. Это при том, что легли они не раньше часа ночи.
Кроме того, ночью не видны пейзажи. А они между Москвой и Питером весьма недурны – наблюдается довольно холмистый рельеф, чего я  никак не ожидал. При движении по Транссибу из окна видны только стены деревьев и иногда поля. Все. А тут – панорамы настоящие. Такой и, даже, еще более зрелищный ландшафт можно увидеть только между Екатеринбургом и Пермью – возле Кунгура.
В общем, пришлось вставать очень рано и предвкушать веселый денек. Элен, правда, обещала встретить на вокзале – это поднимало настроение, ведь я так и не забронировал номер в гостинице и вообще не знал, куда податься.

В Петербург я прибыл неожиданно – поезд не спеша катился мимо каких-то складов и заводов. «Промзона. Видимо, мы уже на окраинах Петербурга» - подумал Агасфер.
И тут поезд остановился. «Постоит, поедет» - подумал Агасфер. Но поезд и не думал трогаться, наоборот, люди похватали свои вещи и начали выходить из вагона.
«Странно, возможно, тут вокзал расположен на окраине» - решил я. Хотя это было бы по-дурацки.
Но нет, мы были в центре – на Площади восстания. Просто, в отличие от других городов, промзона тянулась вдоль всего пути следования поезда в городской черте вплоть до вокзала.
Как уже написала Элен, встречать она меня на вокзаде отказалась, что было естественно – как-никак 7 утра. Пассажиров в столь ранний час встречали тетечки с картонками на шее, которые гласили «Квартиры. Гостиницы».
Мне была нужна карта города. На Московском вокзале такие карты продавались за сущие копейки – 90 рублей. Пришлось ограничиться календариком со схемой метро.
Метро найти тоже сразу не удалось. В зале ожидания указатель говорил мне, что идти надо в холл, но указатель в холле отправлял меня в зал ожидания. Кое-как выйдя в нужном направлении я увидел выход из метро. Входа не было. К счастью, уже второй прохожий знал, где находится вход. Вход распологался метрах в двустах от выхода, что меня немало удивило.
Еще я никак не мог понять, в чем отличие питерского метро от московского – вроде станции пересадок построены по тому же принципу, но в Питере надо было дольше ломать голову, прежде чем понять, куда идти.
Поняв, тем не менее, куда идти, я отправился на нужную мне станцию, но был почти сметен потоком людей, несшихся мне навстречу. По какой-то причине я был один, кто двигался по коридору в эту сторону. Все остальные шли навстречу и их было много. Как я не прижимался к стенке, меня никто не хотел замечать – все перли прямо на меня.
Известно, что толпы людей всегда ведут себя таким образом по отношению к пешеходам-одиночкам, но в Москве я, почему-то, в такие ситуации не попадал Видимо, играют роль турникеты, разделяющие встречные потоки.
«И какой город после этого – безжалостный муравкйник»? – подумал несчастный Аги.
Худо-бедно, я вышел на нужную мне платформу. Рыская глазами в поисках места для посадки, я увидел, что стены станции раздвинулись и люди стали заходить… в вагоны поезда. Инстинктивно сообразив, что мне тоже надо туда, я прыгнул внутрь, а потом стал удивляться: оказалось, что часть станций в Питере оборудованы дверями, которые при остановке должны распологаться точно напротив дверей вагонов. Должны, но иногда машинист все же останавливается немного неточно, в результате чего в проеме двери станции оказывается лишь часть проема вагонной двери, куда надо протискиваться.
Зато на таких станциях тише, да и безопасность, наверное, повыше.
     Когда пришла Элен, мы пошли к ней домой. По дороге я делал все, чтобы донести тяжеленную сумку, не уронив, а Элен удивлялась, что рядом с ней идет живой Агасфер собственной персоной. К этому факту она привыкала еще несколько дней.
      У Элен я смог малость отдохнуть, подкрепиться, даже вздремнул, пока Элен уходила по делам.
      Ну, а потом принялся искать гостиницу. Тут-то фобия меня и подстерегала, так как, сосредоточившись на избавлении от симптомов СФ при личном общении, я совершенно не уделял внимания разговорам по телефону. Да мне и звонить было некому.
Увидев мое замешательство, Элен предложила позвонить вместо меня, но стоило трубке оказаться в ее руках, она тут же сообразила, что не знает, о чем вести речь. В общем, у Элен появились какие-то дела и она опять ушла, оставив меня один на один с этим жутким зверем – телефоном.
Но делать было нечего, пришлось звонить. Наобщался с хамками по полной. После первого звонка я было совсем приуныл, но вспомнил название книжки, которую прочитал перед отъездом: «Если из 100 раз тебя посылают 99, то ты в порядке» - примерно так называлась. Поэтому стал звонить дальше. Сто раз не понадобилось, звонка с десятого я таки нашел свободный хостел, только мне гарантировали 5 ночей, тогда как мне требовалось 6.
«Там разберемся», - решил я и поехал искать этот хостел. Мне крупно повезло, кстати, хостел находился в 5 минутах ходьбы от Эрмитажа.
Ну, вселился, пошел гулять по Питеру. Гулял часов до десяти вечера, потом приехала Элен, мы сходили с ней на Марсово поле, посидели полчасика и она поехала домой, предварительно заметив, что я в плохом настроении.
Настроение и впрямь было отвратительное и я никак не мог понять почему. Наверное, стресс тому виной. А причина тому стрессу – перемены.
Поэтому первый день меня просто поверг в шок – все спрашивали, как мне Питер, явно ожидая восторженных отзывов, а я мямлил что-то невнятное. Врать мне не хотелось, но и огорчать людей тоже желания не было. Как не было и желания вдаваться в подробности и объяснять, что мне все фиолетово, абсолютно все: архитектура, каналы, памятники.
Зато недостатки бросались в глаза с легкостью. Позднее Крыска скажет, что для меня характерно уделять недостаткам повышенное внимание. Может быть. Но Невский проспект я точно невзлюбил. Красивый-то он, может, и красивый, а толкотня там царит как на базаре. Так и не понятно, почему в Москве всех шокируют толпы людей, а Питер – это, видите ли, «как будто курортный город».
Кроме того, на меня, конечно, сильно действовало ожидание предстоящей ночи в хостеле.
Ночь и впрямь прошла ужасно, но по причинам, абсолютно далеким от моих ожиданий. Просто за стенкой жила толпа гопников, от которой шума было больше, чем от поезда метро.
Тем не менее, я сделал уверенный вид и попросил одного из этих эээ… неспокойных обитателей, так скажем, показать мне, как пользоваться душевой кабиной.
С удовольствием показал, кстати. Но душевые кабины мне не понравились – слишком перемудрили при их конструировании. Иногда надо быть проще.

Урвав для сна часов 6, я пулей вылетел из хостела и помчался к Элен. Мы договорились съездить в Петергоф. Правда, пока собрались и узнали, как доехать до места, наступил обед. Пришлось пообедать. Первые два дня я не мог находиться в хостеле, да и опыта пользования кафешками не было. Так что пришлось эти дни объедать Элен. Умер бы я с голоду, если бы не она.
Пообедав, мы, наконец, поехали на вокзал, где купили билеты на электричку до Ораниенбаума. Правда, мы немного ступили и оплатили поездку до конечной, тогда как надо нам было до Петергофа. Но это мелочи.
     С вокзала мы доехали до места, подошли к кассе… Вот у кассы меня ждал сюрприз. Оказывается, граждане России проходят к фонтанам за 100 рублей, а с иностранцев и тех, кто забыл паспорт, берут уже 320. Не побоюсь громких слов: по-моему это нацизм какой-то. Я бы лучше заплатил 200 рублей, если бы знал, что эта цена одинакова для всех. Впоследствии это разделение на «наших» и «чужих» не оставляло меня до самого отъезда из Питера. Причем отличались этим именно государственные учреждения. Частники брали со всех по полной, что, впрочем, выглядело куда цивилизованнее.
К сожалению, мы слишком долго копались и приехали за час до отключения фонтанов. К счастью, мы успели осмотреть почти все фонтаны, за исключением Львиного каскада, который отключали на час раньше.
Вообще, малое время работы питерских музеев также оставило не самые приятные воспоминания.
Вовремя прогулки мы набрели на какую-то статую, к подножию которой, по дурацкому обычаю, люди кидали монетки. Как бы я не испытывал личной неприязни к этому обычаю, Элен удалось уговорить меня кинуть туда монетку и сфотать меня за этим занятием. Наверное, ей очень хотелось, чтобы я вернулся когда-нибудь еще раз.
После выключения фонтанов мы еще немного погуляли, потом нашли скамейку подальше от нахоженных тропинок и сели отдохнуть. Скамейки, впрочем, в Петергофе, как правило, пустуют, так что найти свободную проблемой не было.
Элен достала приготовленные ею же дома хот-доги и я принялся поглощать один из них. Она же, за доброту свою, получила по голове веткой, которую сорвал с дерева усиливающийся ветер. Это происшествие заставило нас шевелиться. Мы вышли на остановку, где Элен затащила меня в какую-то маршрутку, хотя сама толком не знала, куда та идет. Тем не менее, маршрутка шла как раз к метро Ленинский проспект. Элен попыталась заплатить за проезд двойную сумму, но второй раз за день у нее этот фокус не прошел – водитель вернул половину.
В маршрутку мы сели как раз вовремя – начался неслабый ливень, который кончился только незадолго до нашего прибытия к метро.
Хоть мы и ехали под крышей и сидя, было довольно душно из-за толпы людей, набившихся в автобус.
Потом Элен поехала на работу, предложив сходить в кино часов в девять вечера. Но я отказался: во-первых, не хотел идти на мелодраму, во-вторых, считал неразумным просиживать в кино, когда можно погулять по городу.
Вместо этого я поехал на вокзал, чтобы проводить домой друга, который приехал в Питер неделей раньше.
Возвращаясь от вокзала домой я малость заблудился, но получил истинное удовольствие, бродя по узким и не таким многолюдным, как Невский проспект, улицам Петербурга.
К концу второго дня в городе, я, наконец, пришел в хорошее расположение духа.

Утром в пятницу я понял, почему по утрам в коридоре и соседнем номере стоял такой шум. Оказывается, там жила толпа гопников. И сегодня они шумели особенно громко, что не расстраивало меня, потому что они собирали вещи, готовясь к отъезду. Один из них гордо расшагивал по коридору, весь разодетый в тряпки с символикой Зенита, а другой кричал в телефон своей маме что щас он выезжает и везет им домой кучу сувениров.
Настроение улучшилось еще сильнее и я пошел фотать корабли с подводными лодками. На Английской набережной я наткнулся на ЗАГС и целое скопище лимузинов, которые прегородили тротуар и половину проезжей части, так что обходить процессию пришлось по дороге. Вообще, лимузины по центру Питера ездят каждый день, что мне было непривычно – у нас свадьбы играют только два дня в неделю.
Но лимузины хотя бы ведут себя тихо, чего не скажешь о байкерах. Байкеров в «культурной столице» полно, ездят, как это у них принято, толпами, и практически у всех что-то с глушителями. То-ли они их вовсе поснимали, то-ли это какие-то мотоциклетные «прямотоки», но когда мимо тебя на заднем колесе проносится очередной «джигит», страстно желаешь получить разрешение на оружие.
А один раз на Невском я видел и вовсе «замечательную» картину: весь тротуар рядом с кафешкой заставлен мотоциклами, а парочка байкеров завела своих «коней» внутрь и прислонила к столикам. Причем я не заметил, чтобы это было какое-то байкерское кафе.
В общем, до полудня не произошло ничего особенного. Я ходил по всевозможным набережным и фотографировал. Погода стояла отличная, а пробки на дорогах были просто огромные.
Потом я встретил у метро Элен и мы поехали на Крестовский остров - там собирался коллектив с ее работы и она пригласила меня погулять вместе с ними.
Впрочем, после того, как Элен представила меня своей подруге, мы разбились на группы, арендовали лодки и больше я ее сослуживцев не видел.
Ну, если не считать тех моментов, когда наши лодки проплывали мимо.
Элен утверждала, что не пройдет и часа, как нам надоест, но мы продержались более полутора часов. За это время мы успели по очереди погрести. Я греб дольше, поэтому у Элен была уйма времени, чтобы сфотать меня раз 500, а потом переключиться на уток.
Также мы успели поучаствовать в нескольких столкновениях с другими лодками, что, впрочем, не привело к лодкокрушению, зато дало понять причину столь потрепанного вида лодок. Нашу, например, все время уводило вправо.
Накатавшись, мы пошли в торговый центр, где я познакомился с этажом фаст-фуда и петербуржскими ценами на квас. Впрочем, в Москве они еще выше. Попотчевав себя блинами, мы пошли к метро и разъехались каждый в свою сторону.
Я осмелился испить чаю прямо в хостеле. И опрометчиво оставил свой фотик на время чаепития в шкафчике, рассчитанном на 2-х человек.
Вернувшись в номер, я обнаружил, что шкаф закрыт, а французы с ключами разбежались. Портье развел руками, сказав, что с ключами у них вечные проблемы, так как безалаберные посетители не спешат возвращать ключи, съезжая из номера, посему все, что он может сделать – дать мне ключ от другого шкафчика, который я смогу оккупировать. Оставалось только вызволить свои вещи из французского плена.
Если бы у меня был фотоаппарат, я бы, вероятно, пошел гулять до самой ночи, но раз дело сложилось подобным образом, то это был хороший аргумент в пользу предложения моих мозолей – остаться в хостеле и никуда не ходить.
Так я и сделал. Тем более, что пустовало место за компьютером с Линуксом, который я и осваивал весь оставшийся вечер.
Потом я, позаимствовав шампунь и мыло у парня из Москвы, принял душ и отправился спать. Парень этот был в командировке, поэтому он единственный не шастал вечерами по городу, а отдыхал, рассказывая, сколько тонн стройматериалов они недавно подняли в Москве на какой-то там этаж. Хороший оказался человек, хотя поначалу меня неслабо напрягало его присутствие.

6

На субботу планы были грандиозные, но потихоньку все стало выходить из колеи.
Во-первых, не пришла Крыска. Дела, видите ли.
Во-вторых, накрылся поход в Эрмитаж. Как он накрылся, я уже сам не помню. Помню только, что только что поглаженные белые брюки пришлось убирать обратно и, надев джинсы, идти в магазин за мясом для шашлыка, принадлежностями для его приготовления и прочими побочными продуктами.
Купили, встретили у метро Федора и Боба, дошли до залива, попутно удивляясь элитной новостройке, которая будет всего-навсего общагой.
Потом нашли местечко подальше от других любителей шашлыка. Причем на этом месте стоял уже собранный, но оставленный кем-то мангал. Что, конечно, было очень удобно.
Тут мы обнаружили, что нам нечем мыть руки. Про воду мы не подумали. Пришлось Федору, отважившемуся насаживать мясо на шампуры, мыть руки в заливе. Мне, кстати, - тоже. Только я перепачкался в саже.
Веселье шло полным ходом. Я дивился гигантскому круизному лайнеру, который отчаливал от берега в нескольких километрах от нас. Мы съели по первой порции шашлыка, девушки же, сняв обувь, разгуливали по песку колготках и носках, что стоило Бобу колготок. Мы смотрели на них как на чокнутых, но радовались, что они такие, какие есть, потому что с ними было весело и другими мы их не представляем.
Ну, а потом пошел дождь. Одним зонтиком мы прикрывали доготавливающиеся остатки шашлыка, а я, со вторым зонтом, стоял на страже хлеба, кетчупа, сока и салфеток.
К счастью, стихия бушевала недолго и мы почти все сохранили в сухости.
Доев шашлык и убрав за собой мусор, мы пошли к Элен домой – пить чай и рассмтривать фотографии, часть которых тут же спалили на форуме.
За чаем нас застала вторая очередь ливня, которая была намного сильнее. Подождав немного, мы решили идти под дождем. Федор отправился домой, а мы с Элен и Боб решили еще немного погулять по центру.
Но тут случилось еще одно происшествие – недавно купленные туфли дали течь. В результате чего правая нога промокла насквозь, а вот левая  показывала пример того, как бывает здорово ходить в сухих носках. Пришлось заходить в хостел и менять обувь с носками.
В номере застал парня из Москвы, который недоумевал – где можно гулять в такую погоду.
- Ну, мы вот сейчас шашлык жарили. Весело было. – объяснил я.
- У тебя тут знакомые есть? – удивился он?
- Ага. – небрежно ответил я таким тоном, как будто бы бы это так естественно – иметь друзей в другом городе (особенно для сфоба, которому не с кем пожарить шашлык в городе своего проживания).
- Ну, счастливо тебе. – сказал он.
- Тебе того же. - ответил я и выбежал под дождь.
Дождь, к счастью, уже еле моросил. Элен и Боб повели меня в ближайший МакДональдс. Но там им не понравилось и мы пошли куда-то еще.
Я-то думал, что мы идем в какое-то другое место, но оказалось, что мы просто ищем другой Макдак, что немало меня удивило.
В другом Макдаке было почти так же, может лишь чуть-чуть посвободнее.
Это было мое первое посещение данного заведения, но меня оно не вдохновило. После этого я еще дважды заходил в МакДональдс, но так и не понял причину его популярности. Возможно, всех просто хорошенько обработали рекламой.
Так мы просидели еще часик. За этот часик я, впрочем, так и не выпил весь «большой молочный коктейль». Я-то думал это типа напиток, а оказалось – мороженое. И хотя я люблю мороженое, в этот раз была не судьба.
О чем говорили – я уже не помню. Помню, как объяснял Элен значения цифр в правой части автомобильных номеров и марки припаркованных за окном машин. Еще помню, как возмущался дурацкой музыкой, игравшей в Макдаке. Больше ничего не помню.
Выйдя на улицу, мы пошли к метро. Боб великодушно избавила меня от поиска аптеки и отдала свои пластыри, когда я пожаловался на свои мазоли. Огромное ей за это спасибо. Я проводил Боб и Элен, а сам пошел в хостел. К счастью, там было по-прежнему пусто, несмотря на то, что стоило мне зайти, как ливень разразился с новой силой.
Идти было уже и впрямь некуда, поэтому я налил себе чаю, включил компьютер и стал предаваться любимому занятию – чтению новостей.
«Кто знает», - думал я – «Если смерть Майкла Джексона прошла мимо меня, может есть еще что-то, что мне следует знать».
Но в остальном все было как всегда.
За эти дни я находился столько, что ловил кайф от простого сидения за компьютером с кружкой чая в руке. Тем более, что мое безмятежное состояние так резко контрастировало с порывами грозового ветра, проникавшими через приоткрытое окно и обдававшими меня вечерней прохладой. По-моему, это был мой лучший вечер в Питере.

Утро воскресенья выдалось прохладным. Я все никак не мог решить – в куртке мне идти, или без. В итоге решил куртку не брать, полагая, что лучше чуть-чуть мерзнуть при порывах ветра, чем потеть в куртке при их отсутствии.
Рядом с Русским музеем расположился джаз-бэнд, игравший музыку, подобную той, что вы могли слышать в игре «Мафия». Кругом собрались туристы, которых, впрочем, было все равно меньше, чем ночью на Невском.
Я тоже стоял и наслаждался. Не являясь поклонником джаза я, тем не менее, получал удовольствие от живой музыки, которую не слышал очень давно.
В тот момент я ощутил, будто нахожусь в Европе, например, в одном из северных городов. Ничего этому не противоречило.
Редкий случай, надо сказать. Потому что до этого «европейскость» Петербурга проявлялась неоднократно, но она никогда не была полной. Что-то, но мешало. В день, когда я прибыл в город, у меня даже родиась метафора.
Если рассматривать Россию как медведя, а конкретнее – Вини Пуха, то Петербург является его головой. И вот, увидев окно в Европу, Вини Пух полез туда, но «заствял». Туловище осталось в норе, а голова – в «Европе». Но где бы не находилась голова, до тех пор, пока она связана с остальным туловищем, голова продолжает оставаться от этого туловища в немалой зависимости.
Размышляя примерно подобным образом, я дошел до Михайловского замка, который облюбовали молодожены с лимузинами. Привлекла мое внимание урна поблизости – не каждая урна в Петербурге заполнена исключительно бутылками из-под шампанского.
В 2 часа пополудни у нас с Боб, Элен и Федором была назначена встреча у Витебского вокзала, откуда мы собирались ехать в Павловск. Времени у меня было предостаточно, поэтому я пошел на встречу пешком, попутно любуясь городом. Позабавило здание Лениздата на Набережной канала Грибоедова – серая обшарпанная коробка советской эпохи. Оно так контрастирует с окружающими домами, что остается поражаться, как его не снесли до сих пор.
На место я прибыл раньше всех, успел погулять вокруг вокзала и удивиться аномальному холоду, царившему возле вокзала. На набережной Невы было куда теплее.
Когда собралась вся компания, мы пошли покупать билеты на электричку и смогли найти пригородные кассы лишь после того, как поезд, на котором мы планировали ехать, благополучно ушел.
Какой-то умник разместил пригородные кассы где-то сбоку от вокзала и не додумался соеденить их проходом с основным зданием.
Я было решил, что мы поедем следующим поездом, но Элен, посчитав, что в Павловске будет так же холодно, как и рядом с вокзалом, категорически отказалась ехать и предложила пойти в кафе. На мой вопрос, что мы будем делать потом, Элен сказала, что мы будем до вечера сидеть в кафе.
Обратившись к остальным, я понял, что они тоже больше не горят желанием ехать в Павловск, но и перспектива провести целый день в кафе их не устраивала. После довольно напряженных споров я, Боб и Федор решили сходить в Эрмитаж, Элен же поехала домой.
Подойдя к Эрмитажу, мы обнаружили, что в воскресенье он закрывается на час раньше, хотя и так работает до безобразия мало, при том, что очереди всегда выстраиваются огромные. Таких гигантских очередей я в Питере не видел нигде.
Совсем рядом мы нашли ещё какой-то музей. Во дворе его стоял памятник бородатому мужику на коне. Решив узнать, кто это такой, мы подошли туда, где должна быть табличка с надписью, но обнаружили лишь камень с четырьмя дырками – кто-то умыкнул надпись. Конь выглядел тоже забавно – его явно кто-то лишил хвоста и подхвостового оборудования.
Боб предположила, что это памятник Александру 3-му. Видимо, так оно и есть. Всё ничего, но в этот музей тоже было идти поздновато. Хотя меня и привлекала его малолюдность.
Пришлось разворачиваться и идти в Петропавловскую крепость.
По пути Федор рассказал, как его раздражают лимузины, которые как раз ездили мимо в невероятных количествах. Особое презрение Федя выказал лимузинам розовым, сделанным под старину и трехосным Хаммерам. Боб же рассказала, что лимузины ее тоже не привлекают и что идеальная свадьба в ее понимании – это свадьба в Майами-Бич: невеста должна быть одета в белый купальник, гости отсутствуют, а транспортом молодоженов является Харлей. Хотя вообще ей нравятся спортбайки.
Я похвалил идею столь оригинальной свадьбы, но высказал свое «фи» по поводу спортбайков.
Федор поинтересовался насколько велика вероятность, что Боб удастся выйти замуж столь экзотическим способом, на что та ответила, что по её мнению лучше мечтать о несбыточном, чем не мечтать вообще.
Я поддержал Боб относительно мечт и пожелал ей их осуществления. Вроде бы. Но если забыл тогда, то желаю сейчас.
За подобными разговорами мы дошли до Петропавловской крепости, где мы забрались на стены крепости и начали осматривать коллекцию выставленных там пушек.
Федор заинтересовался годом выпуска пушки, стоявшей без таблички, но зато не находившейся за ограждением. Внимательно изучив надписи на деталях, мы пришли к выводу, что пушка собрана из запчпстей разных годов выпуска: начиная от 41-го и заканчивая 65-м.
Потом Федор решил похулиганить и залез за ограждение, подойдя к самому краю стены, где я его и сфотал.
Походив по стенам, мы спустились вниз, думали было зайти в казематы, но мне показалось нелепым платить за попадание в тюрьму, да и вообще музеи Петропавловской крепости нас не очень заинтересовали. Потом мы посидели на каких-то чудных тронах, украшенных кусками цветного стекла и расставленных кругом, отдохнули на скамейке и пошли лицезреть статую лысого Петра.
Федор рассказал, будто статуя эта вызывала немало споров в свое время, что неудивительно – на троне сидит лысый, непропорционально сложенный человек с пальцами, похожими на пальцы скелета. Так выглядят они, впрочем, отчасти потому, что их отполировали до блеска туристы.
Вообще, сама статуя – дело десятое. Главный аттракцион – это туристы, которые выстраиваются в очередь, чтобы потом забраться на (уже отполированные, естественно) коленки к Петру и с довольным видом попозировать своим родственникам, уже занявшим позицию с фотоаппаратом на готове. Глядя на их счастливые лица, поражаешься, как мало надо порой для счастья взрослым на вид людям.
Сам памятник я фотать не стал, потому что люди с него не слазят, а потом пожалел – столько мог запечатлеть веселых лиц, которые смешили бы меня холодными зимними вечерами.
Еще меня удивило наличие лежачих полицейских внутри крепости. Казалось бы, какое там может быть движение, ведь внутрь пускают только служебные машины? Тем не менее, полицейский лежал. Особенно забавно было наблюдать, как его переезжает экскурсионный паровозик. Его и так нещадно трясёт на брусчатке, а тут… Бедные туристы.
Также удивило наличие внутри крепости музея ракетостроения. Во дворике, куда совсем не заходят туристы, под стеклянным колпаком стоит то ли макет, то ли уже отработавшая свое часть ракеты. Вроде бы двигатель и сопло.
Выйдя из крепости, мы отправились к мечети, постояли рядом и даже заглянули во дворик, но заходить внутрь не решились, дабы не провоцировать воинов джихада. Мало ли что.
Потом мы пошли к Михйловский сад, который оказался закрыт. Было жаль, так как я хотел показать жителям Питера стаю ворон, сделанную из брёвен и поставленную на лужайке внутри ограды.
Возле Спаса на крови к нам вновь присоединилась Элен. Мы довольно долго искали, куда можно приземлиться и, наконец, нашли какую-то кафешку с уставшими девушками за прилавком. К сожалению, это кафе было таже обезображено плазменной панелью, висевшей на стене. Не то, чтобы мне сильно мешали телепередачи и музыка, но я не перестаю удивляться, почему нельзя обойтись без них. Неужели, тогда будет слышно одно лишь чавканье?
Тут у меня, тем не менее, наконец-то разыгрался аппетит и мне пришлось сбегать за добавкой.
Потом Элен вызвали на работу, на что я ей сказал, что если не хочешь им отказывать, то надо учиться врать. И заметил, что если бы мы были в Павловске, то никто бы ее никуда выдернуть не смог. Не помню, правда, вслух я это сделал, или про себя.
Когда Элен вновь покинула нас, мы просто пошли гулять по улицам. Заглянули в Спортмастер, где я увидел одну из любимых игр моего детства – настольный хоккей. Этот, правда, был раза в два больше, с кучей наворотов и стоил, страшно сказать, 5000 рублей.
Потом мы с Фёдором обсудили дисковые тормоза. Федор удивился наличию сквозных отверстий в дисках велосипеда. Я сказал, что не знаю, зачем они тут, но на автомобилях отверстия нужны для вентиляции. Фёдор возразил, сказав, что в зоне соприкосновения дисков с колодками отверстий нет. Я спорить не стал, зная, что последнее слово, всё равно, останется за мной.
Вот оно: Фёдор, автомобильные диски всё-таки имеют отверстия в зоне контакта с колодками.
Потом мы пошли к Троицкому собору. Я по пути ещё раз поразился ценам на квас, на этот раз разливной. Возле Троицкого собора мы посидели на постаменте колонны, отлитой из турецких пушек, а потом пошли к метро. По пути к метро я выяснил, что в Питере существует 13 Красноармейских улиц, причём все они находятся рядом.
Когда мы вышли к Обводному каналу, Боб начала было рассказывать, какой этот какнал грязный, но её перебил какой-то дедуля. Видимо, распознав во мне туриста, он начал рассказывать, какое это жуткое место. Якобы, тут даже невозможно квартиру ни сдать, ни продать. В чём я, всё же, сомневаюсь.
После мы разъехались на метро, договорившись с Боб созвониться во вторник.
Я ещё немного погулял рядом с хостелом, послушал уличного гитариста и отправился спать.

На следующий день я приехал к Элен, чтобы узнать, что сегодня она целый день будет занята. Воспользовавшись её компьютером, я сориентировался на местности и уже было собрался ехать в Павловск один. Но на всякий случай решил позвонить Крыске.
К моей радости Крыска сказала, что её болезнь, разлучавшая всех нас последние дни, сдаёт позиции и сегодня она согласна съездить куда-нибудь. Тем более, что добираться до Павловска от её дома как раз очень удобно.
Мы договорились встретиться в 15:00 на станции Купчино, но я не рассчитал время и опоздал на 20 минут. К счастью, у нас ещё оставалось 15 минут на то, чтобы купить билеты и выйти на платформу. Что мы и сделали. Правда, перепутав платформы.
И вот мы стоим на другой платформе, до прибытия поезда 5 минут. Потоптавшись минуту в нерешительности, я решил, что надо идти на соседнюю платформу, Крыска же поступила по-женски, но отнюдь не по-фобски – решила спросить у людей, там ли мы стоим. Люди сказали ей то же, что и я.
    На некоторых пригородных станциях в Питере стоят турникеты, которые считывают штрих-код с билета и открываю створки. Билет должен сработать два раза – на входе и на выходе. Поскольку вошли мы не туда, а потом оттуда ещё и вышли, лимит срабатываний оказался исчерпан и войти на нужную нам платформу мы не смогли. Оставалось обратиться к дежурной. Видимо, для неё это было не в первый раз и она спокойно пропустила нас через служебный вход. Так, мы вышли на нужную платформу за пару минут до прибытия поезда.
В вагоне я сел напротив Крыски.
- А я не люблю сидеть против хода движения, - сказала она мне.
- А зачем тогда села против него?
- Ой,  - сказал она и пересела рядом со мной.
Большую часть пути мы рассматривали то, что я успел нафотографировать, пока Крыска болела.
Попав внутрь парка в Павловске, Крыска решила сделать то, до чего я бы точно не додумался – купила кедровых орешков для белок.
Одна из белок не заставила себя долго ждать – она отиралась рядом со старушкой, торгующей орехами. Впоследствии я сделал вывод, что парк разделён у белок на сферы влияния, так как белки всегда выскакивали по одной и держались друг от друга на почтительном расстоянии.
Взяв из рук орех, белка отскакивала ненадолго и, если ей предлагали ещё один орех, брала и его. Когда места в пасти уже не оставалось, зверьки бежали в лес, где у каждого из них явно был оборудован склад.
Столь деловое поведение белок дало повод Крыске обвинять их в меркантильности.
Побродив немного по парку, мы оказались у развилки. Одна из табличек гласила «Мавзолей» и указывала куда-то налево.
- Хочу к мавзолею, - сказал я и мы отправились на его поиски. Но сделать это было непросто, так как на последующих развилках указатели нам больше не встречались. А вот план парка мы нашли у входа неплохой, за одним исключением – на нём не было точки с надписью «Вы находитесь тут». Так что толку от этого плана тоже не было.
Так мы шли и шли, шли и шли, шли… Тропинка становилась всё уже, грязнее, а люди и вовсе пропали.
- Агасфер, Вы хотите заманить меня в чащу и убить? – спросила Крыска.
- Дело в том, что если я убью Вас, то мне впоследствии будет скучно находиться в IRC чате, так что исключительно из эгоистичных побуждений мне придётся оставить Вам жизнь. – был мой ответ.
Сейчас я понимаю, что поступил неверно, так как Крыска из чата исчезла всё равно.
Долго ли мы шли, коротко ли, но вышли к какому-то оврагу. Дорога там опять расширялась и появились люди. «Что ж, не судьба найти мавзолей, пошли назад» - сказал я и повернул в обратном направлении. Но, желая сократить путь, опять свернул с многолюдной тропы и мы снова попали на узкую безлюдную тропинку, которая уводила нас в чащу.
И тут… Бац! Как будто из под земли возник мавзолей. Только что его не было, а через пару шагов – появился. Эффект, который произвёл на нас мавзолей своим появлением, я запомню надолго. Это было одно из лучших событий, свидетелем которых я стал в Питере.
Отсутствие людей поблизости и тишина только подчёркивали его отчуждённость и позволяли представить, будто мы сейчас находимся где-то в джунглях и только что отыскали затерянные развалины древнего города. Мне сразу вспомнился мультик про Золотую антилопу.
Насладившись видом и сфотографировав мавзолей даже изнутри, мы, наконец, пошли дальше. Впоследствии я прочитаю, что архитектор мавзолея сознательно поставил его таким образом, чтобы он находился в уединении.
К сожалению (или к счастью), об этом сооружении существует куда меньше информации, чем об остальных достопримечательностях Петербурга и пригородов. Только благодаря неофициальным сайтам и можно хоть что-то узнать. А на открытках, которые моя мама привезла из Ленинграда ещё в 1979-м году про мавзолей и вовсе ни слова. Видимо, тогда в стране существовал только один мавзолей, ну, вы знаете какой.
Видели мы также статуи двух странных зверей. По форме лап, мы догадались, что это львы, но вот что у них было с головами – совершенно непонятно. Просто бесформенные глыбы.
Что расстроило в Павловске, так это практически полная безымянность скульптур и сооружений. Только розовый павильон, по-моему, и был подписан. Причём сначала я удивился, почему это он жёлтого цвета, а потом, увидев вывеску на французском, понял: это павильон, рядом с которым растут розы. Розы и впрямь росли, правда, выглядели довольно хилыми. Оно и понятно – климат не тот.
Зато для дубов климат вполне подходящий. Я с детства не видел этих деревьев и теперь получал огромное удовольствие, гуляя под ними.
На берегу одного из прудов мы увидели прямо у берега утку с утятами, что сильно умилило Крыску. Подобных семейств в том пруду было множество. И все ходили вокруг и умилялись.
Так мы дошли до самого дворца. Но, поскольку для меня уже стало традицией приходить всюду незадолго до закрытия, внутрь этого музея мы также не пошли. «В следующий раз, может в следующий раз», - привычно повторял я про себя. А вообще-то я, наверное, просто не фанат интерьеров.
Поглазев на дворец и изучив расписание его работы, мы решили пойти покататься на лодках. Согласно схеме, в парке было два пруда с лодками, но когда мы проходили мимо одного из них (того, что с утками), никаких лодок не заметили, поэтому решили идти к другому.
Хоть это было и не просто, я взял верный курс и минут через 15 мы были на месте.
- Я же Агасфер, я всегда знаю куда идти. – похвалил я себя и добавил – Правда, никогда не знаю, зачем.
К сожалению, лодочная станция была закрыта. Наверное, по причине понедельника. Делать было нечего. Мы посидели немного на скамейке возле заброшенных фонтанов и двинулись к выходу.
По пути Крыска попыталась покормить ещё пару белок, но белки, видимо, тоже устали – даже орехи их уже не привлекали. Какое-то семейство на наших глазах наивно пыталось сфотаться с белкой, не имея орехов. Крыска, устав от меркантильности этих наглых животных, предложила свои орешки сему наивному семейству, но те по странности своей превосходили даже белок и орешки не взяли. Может, им не хотелось становиться на один уровень с хвостатыми грызунами.
Подходя к станции, я предложил сыграть в дурачков, если билеты опять не сработают. К счастью, в этот раз они сработали. Дурачков пришлось играть позже.
Катаясь на электричках рядом с Питером, из окна можно наблюдать занятные вещи. Так, по пути в Петергоф виден аэропорт и самолёты, которые заходят на посадку прямо над поездом. По дороге же в Павловск из окна можно лицезреть кладбище паровозов и вагонов.
Приехав на станцию, мы попытались выйти, но тут турникеты опять забастовали. К счастью, дежурная посмотрела на наши билеты, что-то там поняла и пропустила к платформе метро.
Я пожаловался на то, что до сих пор не смог выбраться на стрелку Васильевского острова и Крыска пообещала меня туда сводить.
Но прежде надо было перекусить. Мы было начали гадать, куда бы пойти, но стоило выйти из метро, как вывеска МакДональдса появилась перед нашими глазами. Теперь Крыску было не удержать. Со словами «Слава БигМаку» и  «Ты обязан попробовать БигМак», она потащила меня в сие заведение.
Но, как я уже писал, БигМака мне отведать не довелось, что, впрочем, меня не огорчило. Зато я осуществил свою давнюю мечту и выпил наконец капуччины. Эх, жалко, что я не умею делать такую пенку на кофе у себя дома.
Насладившись деликатесами из Макдака, мы пошли на стрелку ВО. Я по пути, как мог, старался поддерживать беседу, но это было больше похоже на монолог: Фенол в реальной жизни оказалась намного молчаливее, чем я ожидал. Остаётся надеяться, что у неё просто болело горло и ей трудно было разговаривать.
Правда, необходимую информацию об окружающих строениях я от неё получил.
Потом мы устроили небольшую фотосессию и пошли к зданию Адмиралтейства, где посидели рядом с фонтаном, наблюдая, как шустрый воробей умыкнул у простофили-голубя хлебную корку и как потом голубь преследовал воробья. Голубь шёл, словно терминатор – неотвратимо и с постоянной скоростью преследуя воробья, который, отскакав ненадолго, пытался было приступить к трапезе, но вскоре вынужден был бежать дальше.
Так мы досидели до вечера, я проводил Крыску до метро, а сам решил сделать ещё одну попытку подойти поближе к памятнику Чижику, но даже в 11 вечера его окружала толпа монеткокидателей. Пришлось сфотать его с другого ракурса.
Затем я позвонил Элен и сообщил, что для её затеи – ночным прогулкам по городу у меня нет сил. Силы, то есть, нашлись бы, но они мне ещё были нужны на следующий день, на последующую бессонную ночь в поезде и на день в Москве. Кроме того, ночь обещала быть холодной.
Отменив встречу, я пошёл в хостел, сфотографировав по пути Русский музей с включённой подсветкой. Тут надо сказать, что, несмотря на сумерки, здания в Питере почти не подсвечиваются, хотя с подсветкой город смотрелся бы куда лучше.

Мой последний день в Питере был солнечным, но прохладным.
С утра пораньше я прогулялся по Дворцовой площади, наткнувшись на гигантскую очередь, доходившую до Александровской колонны и даже чуть дальше. Видимо, все эти люди ждали открытия Эрмитажа. Любопытство было столь сильно, что я даже спросил у девушки из очереди о причинах столпотворения. Она подтвердила мою догадку.
«Ничего страшного», - подумал я – «К обеду рассосётся». Ох, как же я ошибался!
Кстати, Эрмитаж, в переводе с французского, - место уединения. Вот такая ирония.
Пройдя под аркой Генштаба, я обнаружил автовоз, гружёный ГАЗелями – выглядело это зрелище в самом центре города забавно.
Потом я взял вещи и, съехав из хостела, поехал к Элен, по пути накупив сувениров с символикой города. Элен была опять занята целый день, так что мы договорились встретиться вечером на вокзале.
В этот последний день я сделал много открытий – нашёл, где можно платить за сотовый без комиссии, нашёл продуктовый магазин с любезным персоналом, нашёл мега-дешёвый супермаркет прямо на Московском вокзале.
В общем, взяв сумку, я помчался в камеру хранения, так как договорился встретиться с Боб в 3 часа у Эрмитажа и надо было спешить. Тем более, что Элен задержала меня, искусив крабовым салатиком и чаем.
В камере хранения я ещё раз поразился тому, какие там работают дружелюбные мужики – что в Москве, что в Питере. Многим продавщицам из магазинов в центре Питера можно было бы кое-чему у них поучиться.
Сдав вещи, я помчался к Эрмитажу, но опоздал примерно на полчаса. Видимо, в Петербурге к цифрам, которые указаны на схемах метро и означают время в пути между станциями, стоит прибавлять ещё минут 15 из-за того, что путь на эскалаторах вверх и вниз занимает уйму времени.
К счастью, Боб не стала терять время даром и заняла очередь. Но даже так мы простояли во внутреннем дворике ещё около часа, успев поиздеваться над вывеской одного из кафе, которая гласила «Welkame».
Эрмитаж обдирал иностранце похлеще остальных: 350 рублей против 100 для «истинных арийцев». Боб же вообще прошла бесплатно по студ.билету.
Но что там цены, главное – сервис. Даже не знаю, что думали иностранцы про тётку в кассе, которая орала на всех, кто давал ей крупные купюры. «Я же вам сказала без сдачи давать!» - орала она. Пусть кричала эта стерва только на «арийцев», слышно её было везде и всем. Поневоле вспоминается анекдот: «Какая нахрен автобаза? Это министерство культуры, твою мать!»
Я, к счастью, стоял в соседнюю кассу, где и получил свой чудо-билет со штрих-кодом, который надо прикладывать к турникету.
Сразу после того, как мы прошли турникеты, нас окутал запах кофе. Необычно для музея. Просто мы проходили мимо Интернет-кафе.
- Куда пойдём?, - спросила Боб и перечислила возможные варианты.
Мне захотелось начать с древностей и мы пошли в египетский зал, свернув направо на первом же этаже и пропустив тем самым Парадную лестницу, она же Иорданская. Всё бы ничего, но родители меня потом задолбали, т.к. «Я обязан был её посмотреть».
Египетские древности меня не впечатлили особо, хотя цифры были впечатляющие – Х век до Н.Э., например.
А вот гигантские малахитовые вазы, расставленные по всему дворцу, были великолепны, хотя их «ценники» как раз разочаровывали – 1860-е годы, Урал – гласили они.
В римском зале я поразился количеству экспонатов, вывезенных из Италии. Только теперь я понял, почему именно итальянцы в Питере встречаются чаще остальных иностранцев – видимо, ездят смотреть на свои бюсты, да куски фасадов.
Римские экспонаты же были немногим интереснее египетских.
Куда больше эмоций вызвали поделки средневековья – на них такой налёт мрачной готичности, просто прелесть. Особенно хорош рыцарский зал. Как заметила Боб, там интересно даже детям. Ещё детям интересна мумия. Вот, пожалуй, и всё.
В рыцарском зале мне особо понравилось изобретение под названием шпага-пистолет. Ну и двуручный меч впечатляет – как таким можно махать, уму непостижимо.
Походили мы и по залам с фламандской живописью. Больше всего позабавили лица детей – старые какие-то, словно это не дети, а карлики.
К сожалению, живопись пришлось осматривать на бегу, так как за 2,5 часа, что нам было отведено до закрытия, нельзя даже бегло осмотреть 2 этажа музея. Про третий этаж мы и не думали даже.
Ещё запомнились потрясающе красивые столики, один из которых я бы точно был не прочь поставить у себя дома.
Золотой павлин, который должен был делать что-то эдакое, выполнил свою задачу раньше времени и мы всё пропустили, хотя пришли на несколько минут до 17.00. Но толпа вокруг него всё ещё не хотела расходиться и люди были явно довольны. Обидно, если учесть, что до этого все часы в городе отличались завидной точностью. Приехав в Питер я этому, кстати, удивился, так как привык воспринимать часы в башенках как украшение, которое вовсе не обязано показывать точное время.
При покупке билетов, кстати, можно было купить за 200 рублей право на съёмку (а можно было снимать и без него, я думаю), но я не стал заниматься ерундой, тратя и без того ценное время на производство низкокачественных (при таком-то освещении и моей убогой технике) снимков. Очень рад, что я не был похож на тех туристов, которые щёлкали затворами буквально не останавливаясь и бежали дальше, так ничего и не посмотрев своими глазами.
Проходив по музею до его закрытия, мы с Боб пошли в кафешку на канале Грибоедова. Я было заприметил один десерт, стоя в очереди, но его выхватили у меня из-под носа, поэтому я выбрал себе другой десерт и стоял, молясь, чтобы уж он-то достался мне. К счастью, второй раз менять свой выбор не пришлось.
Когда Элен узнала, что я пил капуччино в Макдаке, она сказала, что зря я это сделал, так как лате вкуснее. Теперь я взял лате, но разницы с капуччино не почувствовал. Боб сказала, что зря я его перемешал, так как лате пьётся через трубочку, чтобы по очереди пройтись по все слоям. На мой вопрос, как же можно размешать сахар, не перемешав слои, Боб сказать ничего не смогла.
Тут нашу мирную беседу нарушил оборванец, которому было очень нужно не много, не мало – 20 рублей. Когда я сказал, что со мной эти фокусы не пройдут, парень сменил свой жалобный тон на дерзкий, пожелал мне подавиться и пошёл клянчить деньги у женщины с дочкой, которая почему-то дала ему требуемую сумму, хоть и прекрасно понимала, что дальше он пойдёт клянчить ту же сумму у кого-то ещё. Что попрошайка и сделал. Он не стал выходить из кафе, а просто перешёл в другой конец зала. Насколько, видимо, велико у людей чувство вины, что они не могут отказать таким проходимцам, всё прекрасно понимая при этом.
Меня удивило, куда же смотрит охрана, Боб же удивилась тому, что попрошайки теперь встречаются и в кафе, добавив, что и впрямь чуть не подавилась.
Потом я проводил Боб до метро и мы распрощались. Я же пошёл кататься на речном трамвае. Покататься по каналам и рекам Петербурга я хотел с самого приезда, но всё никак не складывалось, т.к. я редко оставался один. А кататься вместе со мной все отказывались из-за дороговизны данного аттракциона. Теперь же у меня было 1.5 часа свободного времени и я решил наверстать упущенное ранее. К сожалению, не было времени искать место подешевле, поэтому сел в первую встречную лодку на Мойке.
-650 рублей – сказал мне парнишка. Но, поскольку мои издержки за поездку оказались намного меньше ожидаемых, я решил не жмотиться.
К счастью, эта лодка оказалась без матюгальника. Всю полезную туристическую информацию пассажиры получали через mp3-плееры с наушниками, так что громкость можно было выбирать по своему желанию, а можно было вообще выключить. Мне, правда, всё равно было не очень комфортно, т.к. в моих ушах эти наушники держатся традиционно слабо, а наушники конусного типа, видимо, почти не востребованы. Ну ничего, кое-как справился, не впервой.
В стоимость поездки входил стаканчик шампанского, но когда я отказался, мне предложили пакетик сока. Тоже недурно. Наверное, всех иностранцев повеселил русский трезвенник. Кстати, я так и не понял, чем иностранцы отличаются от россиян. На взгляд сразу видно, откуда человек родом, но как-то внятно сформулировать это для себя я не смог.
Мотор завёлся… и нас окутали клубы дизельного выхлопа. Нюхать их пришлось минут 5, пока лодка, наконец, не тронулась. Прокатившись по Неве и Фонтанке, мы обратно вернулись в русло Мойки. Понравилось, как капитан разворачивал свою лодку в речке, ширина которой лишь метра на 2 больше длины судна. Он как-то ловко (как будто с помощью ручника) ставил лодку боком и когда она касалась носом гранитных стен, давал задний ход. Мастерское владение судном, ничего не скажешь.
Когда после поездки я стал расплачиваться, девушка-гид (которая здорово шпарит на английском, испанском и итальянском языках, как минимум) сказала, что «С вас всего 500, вы же на русском слушали». Я, если честно, не понял, почему слушать испанский файл на плеере стоит на 150 рублей дороже, но порадовался, что и тут моё арийское происхождение позволило немного сэкономить.
Выйдя на канал Грибоедова, я стал ждать Крыску, которая весь день опять хворала, но пообещала приехать вечером, чтобы проводить меня в дорогу. На мостике играл музыкант, но, к сожалению, он начал сворачиваться раньше минут на 15, чем мне нужно было идти. Я хотел было и дальше стоять эти 15 минут, но тут подрулил ещё один попрошайка со словами «Дяденька, я живу в подвале…». Спорить с ним не хотелось и я молча пошёл к метро раньше времени. Но по дороге к метро передо мной возник ещё один Гаврош. К счастью, на этот раз он выбрал в качестве своей жертвы девушку, что шла передо мной. Щедр был в тот день канал Грибоедова на попрошаек, нечего сказать.
Когда подъехала Крыска, мы пошли гулять в ожидании Элен. Сегодня она была поразговорчивей. Погуляв вдоль канала Грибоедова ,мы решили найти свободную скамейку, но возле Казанского собора даже места на газоне были в дефиците. И это несмотря на прохладный вечер. Пришлось опять идти к Адмиралтейству, где свободные скамейки есть всегда. Посидев немного там, мы пошли к метро, а затем поехали на вокзал.
На вокзале нас уже ждала Элен. Я показал ей с Крыской сувениры, которые купил, потом получил в дар от Элен два магнита на холодильник с видами Питера и мы отправились на перрон.
Сфотавшись, зашли в вагон. Когда за 5 минут до отправления локомотив присоединили к вагонам, весь состав дёрнулся, что неслабо испугало меня, когда я провожал друга. В этот раз мне я был в курсе, да и поезд был мой, а вот Элен с Крыской было не до смеха.
- Страшно? – спросил я.
- Ага, - ответили они.
- Ну ладно, идите уже, сейчас всё равно провожающих попросят на выход. – сказал я.
Эта идея девушкам понравилась и они поспешили выйти, предварительно пообещав мне:
- Мы сейчас к окошку подойдём.
Я сел у окошка и стал ждать.
Когда через 5 минут поезд тронулся, меня стали терзать смутные сомнения, что что-то не так. Когда через 15 минут поезд покинул пределы города, я понял, что к окошку никто уже точно не подойдёт.
Отправив смски обеим барышням с просьбой объяснить их исчезновение, я ответа не получил. В воображении стали разыгрываться ужасные картины с участием маньяков, топоров и луж крови. Больше всего меня беспокоило не исчезновение девушек даже, а то, как мне придётся доказывать, что я – точно не маньяк. Решив, что чем больше я отправлю смсок из-за пределов Питера, тем выше мои шансы на хорошее алиби, я таки добился ответа от Крыски.
«А мы забили на окошко» - гласил он. Вот так вот.
В поезде мой сосед заявил, что пакетик бесплатного супа стоит 500 рублей, т.к. в Питер он доехал пусть без супа, зато за 600р. Но тут нам объявили о наличии вакуумных туалетов.
- Вот в чём причина, - сказал я.
Тогда этот дедуля пошёл в туалет и вернулся оттуда в мокрых штанах, вовсю ругая новый тип рукомойников.
Я решил посмотреть, что это за чудо. На вид такой же, как и в других поездах: с двумя бесполезными ручками и краном снизу. Но пипки умывальника там не было – вместо этого на торце появилась кнопка, после нажатия на которую, из крана секунды две с бешеным напором бьёт вода, а потом перестаёт. Если хочешь ещё воды, нажимай ещё раз.
Спорное, конечно, устройство, но мы с другим соседом, что помоложе, пришли к выводу, что когда-то надо уходить от дырки в полу и деревенского умывальника. Чай, XXI век на дворе.

Прибыл в Москву я в 7 утра. Старичок-сосед с удовольствием засунул себе в сумку сразу 2 пакетика супа, которым вчера так возмущался, сообщил мне, что был в Томске в 72-м году и собрался, было, на выход, как обнаружил, что парни на боковушке всё ещё играют в карты. Азарт поглотил их настолько, что они не заметили, как поезд остановился и люди стали выходить. Эти парни легли позже всех, встали раньше, и всё ради того, чтобы порезаться в картишки. К счастью, вели они себя при этом безмолвно, что было очень удивительно.
Так как мы условились с Кабаном встретиться только в 9 утра, мне предстояло себя чем-то занять на ближайшее время. Я походил вокруг вокзалов, снял несколько высоток, в т.ч. гостиницу Ленинградская и поразился обилию мусора. Правда, причина столь высокой концентрации бытовых отходов довольно скоро стала ясна: граждане из Средней Азии жили прямо на газонах рядом с вокзалом. Кто-то спал на матрасах, а кто-то просто на травке. Малые дети тоже там были.
Ввиду того, что впереди был ещё целый день пеших прогулок, я решил поберечь ноги, к тому моменту изрядно облепленные пластырями, и пошёл в зал ожидания изучать карту Москвы.
Отдохнув немного, я направился в метро, ещё раз обратив внимание на то, что ориентироваться здесь проще, чем в Питерской подземке. На станцию Воробьёвы горы я прибыл загодя и сразу же пришёл в восторг. Было отчего: станция находится прямо над Москвой-рекой и из окна видны Воробьёвы горы, строящийся небоскрёб на Мосфильмовской улице и стадион Лужники.
Стоило сфотографировать вид из окна, как ко мне подбежала женщина, которая достала свой фотоаппарат и попросила сфотать её на фоне интерьера станции, что я и сделал. Рассыпаясь в благодарностях, женщина вскочила в поезд и уехала. «Ну вот», - подумал я, - «Опять не скажешь, что в Москве все люди – злыдни. Пускай это была и не москвичка».
Кабан опаздывал. А приехав, прошёл мимо меня и устремился в другой конец зала. Я пошёл за ним, но мозоли не давали возможности развить такую скорость, чтобы догнать Кабана. Позвать его тоже не получилось, т.к. он слушал плеер. Пришлось плестись в другой конец станции, прежде чем Кабан остановился.
Выйдя на улицу, мы решили подняться к зданию МГУ и пошли через рощу. Роща оказалась заказником Воробьёвы горы, что было новостью и для Кабана тоже. Мне это место очень понравилось: в будний день с утра там вообще фактически пустынно. Мы встретили максимум пару человек. Зато птиц прыгало по кустам гораздо больше. Вокруг были расставлены плакаты с описанием обитающих там животных. Скамейки, дорожки, пруд… Пруд освещался таким причудливым образом, что издали вода напоминала по цвету тормозную жидкость – с каким-то синеватым отливом. И прохлада, освежающая прохлада…
Поднявшись на гору, мы обнаружили торговцев сувенирами, раскладывавшими свой товар. Покупателей пока не было, а на нас торговцы не обращали никакого внимания. Позже я понял, что надо было купить пару сувенирчиков и с московской символикой, но в тот момент я этого что-то не сообразил.
Подойдя к неработающему фонтану перед зданием МГУ, я ещё раз удивился тому, как мало вокруг людей. Вода в фонтане была чистая и позволила сделать пару отличных снимков с отражением здания.
Обойдя главный корпус вокруг и сняв его со всевозможных ракурсов, мы убедились заодно, что часы на башнях работают исправно, а вот термометр – нет. И барометр, скорее всего, тоже врёт.
Кабану приглянулась 21-я Волга, которую он запечатлел на память, а я дивился свежеуложенному асфальту – столь гладкого асфальта я за свою жизнь ещё нигде не встречал.
Обойдя здание МГУ со всех сторон, мы пошли вниз по улице Косыгина, где на тротуарах также был уложен свежий асфальт, а ширина тротуаров была равна ширине проезжей части. При том, что пешеходов, окромя нас, вокруг не было. Мы встретили только одного-единственного дожоггера. Нашей целью был недостроенный небоскрёб, который я увидел ещё со станции метро и к которому хотел подойти поближе.
Мы прошли немалое расстояние и всё время шли вдоль забора, за которым расположилось что-то таинственное. Причём заборы тянулись по обе стороны улицы. Как выяснилось позднее, это всё были территории Мосфильма, возле главного входа которого и строился небоскрёб. На сам Мосфильм, увы, было не попасть, хотя через забор просматривался симпатичный парк, с прудом и скульптурами.
Сфотографировав небоскрёб вблизи, и сосчитав количество этажей (считал я, это мой бзик – считать этажи), мы пошли назад, в сторону Москвы-Сити. По пути нам попался памятник Доценту из «Джентльменов удачи».
А потом начались проблемы с передвижением. Сначала пришлось переходить дорогу в опасном месте из-за того, что тротуар оккупировала строительная техника. Перейдя на другую сторону, мы встретили бабульку, которая удивленно произнесла:
- Мы на троллейбусе, а вы всё пешком  сюда шли.
Видимо, люди, передвигающиеся пешком в Москве – нонсенс и она заметила нас где-то раньше.
После мы сделали попытку выйти на автомобильный мост, но тротуар там вёл не в нужную нам сторону.
Спускаясь с моста, опять столкнулись с бабулькой:
- Ребята, может вам чем помочь? – спросила она, явно решив, что мы заблудились. Миф о бесчеловечности москвичей никак не хотел подтверждаться.
Вежливо отказавшись от её помощи, мы пошли к следующему мосту, по пути выйдя на автодром, где люди учились водить машину. Инструктор окинул нас явно недобрым взглядом. А может, он просто удивился, увидев пешеходов.
На новый мост зайти было непросто – пришлось перелазить через перила, чтобы попасть на тротуар. Правда, этот тротуар оказался техническим, закончившись на другой стороне – впереди был тоннель. Пришлось поворачивать назад и забираться по насыпи на железнодорожный мост, шедший параллельно. К счастью, мост мы перешли. А вот дальше путь лежал только через строительную площадку. За площадкой же оказалось здание… и всё. Идти было некуда. Мы уже было собрались отчаиваться, но Кабан решил заглянуть за угол и, к нашей радости, там оказалась тропинка, по которой мы вышли на Кутузовский проспект. Там движение, как раз, встало. Холопы пропускали кого-то из бояр.
Мы же спустились в подземный переход, где стояло две мультикассы с разбитыми дисплеями. Потом мы посидели на скамейке, рассматривая карту. Кабан узрел путь, которым нам стоит идти и мы двинулись к набережной Москвы-реки. Несмотря на то, что мы находились в центре города, набережная в этом месте имела полузаброшенный вид: отсутствие сквозного прохода не способствовало её популярности. Зато это неплохое место для рыбаков – тихое, да и рыба водится. Мы её видели невооружённым взглядом. Не берусь судить о качестве воды, но рыбачить там точно приятнее, чем на набережной Невы.
Неподалёку виднелись следы приготовления шашлыка, а напротив... развернулось грандиозное строительство. Сбылась моя детская мечта – посмотреть на небоскрёбы вживую и сфотать их. Фоток я, конечно, наделал немало. Ещё бы можно было подняться наверх – вообще было бы здорово.
Потом мы подошли к торговому центру, из которого к небоскрёбам был перекинут крытый торгово-пешеходный мост Багратион. Внутри были типичные торговые центры и горизонтальные эскалаторы. Почему-то их сделали два – с разрывом в центре. Ехать на нём неинтересно – слишком медленно, а вот идти забавно. Ты делаешь небольшой шаг, а скорость твоя оказывается куда выше ожидаемой.
После мы вплотную подошли к небоскрёбам, некоторые из них уже введены в эксплуатацию, а часть всё ещё обставлена домиками для рабочих.
На одном из недостроенных фасадов обнаружили огромные электронные часы, которые уже показывают время. Правда, цифры заметны не очень хорошо.
Насладившись видом, мы пошли к станции метро, где стали ждать Милл, рассматривая мои фотки из Питера.
Станция Выставочная оказалась кондиционируемой. К счастью, у меня была с собой куртка, потому что интервал между поездами на этой ветке большой – около 10 минут.
Когда подъехала Милл, она предложила съездить на станцию Парк Победы – самую глубокую станцию московского метро. Правда, к её огорчению, мне пришлось сказать, что в Питере такая глубина – обычное дело.
Потом мы посидели на станции Славянский бульвар, интерьер которой оформлен весьма необычно.
Далее, Кабан предложил съездить в Царицыно.
Царицыно понравилось мне, ничуть не меньше Петергофа. Пускай фонтан там один, и не отделан так богато, зато он намного мощнее, больше и работает по изощрённой программе. Очень красивый фонтан! Только я не сторонник музыкального сопровождения фонтанов, пусть даже приятной непопсовой музыкой. Журчание воды куда мелодичнее любой музыки, на мой взгляд.
Потом мы побродили по парку, а до музея, как всегда, добрались незадолго до закрытия. Зато в Царицыно вход в музей для иностранцев ничуть не дороже, чем для россиян. Рядом с музеем Кабан увидел девушку-милиционера с длинной косой, что его очень удивило и сподвигло сделать её снимок.
В Царицыно есть отличный газон, на который разрешён доступ, мы же посидели рядом на скамейке, а потом пошли обратно. Весь парк обойти не было уже ни времени, ни сил. Спустившись к озеру, мы стали свидетелем трапезы лебедя, которую и засняли во всех подробностях – оказывается, лебеди едят обычную прибрежную траву. Какой-то парень даже кормил лебедя с руки.
Так как я вообще ничего не знаю про лебедей, меня здорово удивило, когда тот стал чесать у себя лапой за ухом – прямо как собака.
Единственная ложка дёгтя в Царицыно – это кафе, в котором тамада орёт в микрофон так громко, что слышно не только посетителям кафе, но и тем, кто гуляет в парке неподалёку.
Постояв у фонтана ещё немного, мы поехали в… ближайший Макдак, разумеется. Москвичи от него тоже без ума. Ближайший был рядом с метро Варшавская.
К счастью для меня, МакДональдс там располагался не обособленно, а на верхнем этаже торгового центра рядом с другими забегаловками, что дало мне возможность поесть в Теремке.
Потом Милл с Кабаном решили сходить в супермаркет внизу за мороженым и вернулись через каких-то минут 40. Мне тоже захотелось мороженого и я пошёл в Макдак за молочным коктейлем, но стоял в очереди столько, что мои попутчики успели съесть своё. Это при том, что в соседние забегаловки вообще не было очередей. Зато с одним коктейлем мне дали сразу 7 салфеток, что было кстати – не пришлось покупать салфетки в дорогу.
Затем мы зашли в супермаркет, где я накупил себе продуктов в дорогу и отправились на вокзал. Прибыли мы всего за 20 минут до отправления поезда, что, впрочем, было не столь страшно, по сравнению с картиной вовсю бегущих людей, которую наблюдал уже сидя в купе.
Мы сфотались на перроне, потом позвонила Тушка, извинилась, что не смогла прийти и пожелала кучу всяких приятных вещей. Я же был расстроен и не смог сказать ей в ответ ничего внятного.
Перед самым отправлением Милл обняла меня на прощание, что позже дало повод старику с соседней полки говорить, что «вон как на него девушки вешались». Так что в путь я отправился с репутацией альфа-самца, но грустно было ужасно, хоть плачь.
   На следующий день, вопреки моим ожиданиям, настроение было превосходным. Грусть быстро прошла, зато приятные воспоминания ещё долго грели мою душу.

Путь домой оказался не таким утомительным, 2 дня и 3 ночи пролетели быстро. Проснувшись на следующее после отъезда утро, я услышал разговор двух пожилых женщин, которые только что сели. Они были толстые и с больными ногами, поэтому мечтали, что я переберусь на верхнюю полку, чтобы им не лазить туда сами. Я было решил отстоять своё место, но тут подошла проводник и сказала, что меняться нельзя. Это была хорошая новость.
Позже, правда, я изменил своё мнение – им и впрямь было тяжело, так что, не будь это запрещено, я бы точно поменялся местами.
Зато старик-сосед попался тот ещё кадр – один из тех, кто много прочёл, но у кого каша в голове. Всю дорогу упрекал этих женщин в том, что те ведут нездоровый образ жизни, ругал молодёжь, которая не хочет работать за гроши и хвастался, что его жена помогает абитуриентам готовиться к вступительным экзаменам, а он ей запрещает брать с них деньги. Ещё говорил, что мух нельзя бить мухобойками, надо просто убираться в доме и мух не будет. Так вот просто, да.
А перед сном он делал себе массаж – минут 40 растирал всё тело руками. Женщина, севшая на боковушку как раз перед сном, испугалась, что старик чем-то болен и пожаловалась проводнице.
Последнее происшествие случилось перед Омском – в туалет мне понадобилось как раз в тот момент, когда их закрыли. Часа, эдак, на полтора.
Пришлось во время стоянки бежать на омский вокзал и спрашивать людей, где находится туалет. Я то боялся опоздать на поезд, поэтому очень спешил, но со стороны, наверное, это выглядело так, как будто без туалета мне будет кирдык. Что, впрочем, было недалеко от истины.
Дома, в первые же дни, пришлось встретиться, несмотря на усталость, кое с кем из родственников и знакомых. Двое человек вдохновились настолько, что захотели в следующем году  съездить в Питер вместе со мной. Не знаю, я не в восторге, если честно, ведь одному мне ездить уже не страшно, а встречам сфобов посторонние люди будут только мешать. Но ничего им пока говорить не стал.
Вот, собственно и всё, что я могу сказать о своей поездке. Осталось добавить, что по приезду я ожидал, будто за время моего отсутствия дома произойдут серьёзные перемены. Ну, ощущения были, будто я всё лето проездил и прибуду уже к уборке урожая или даже к листопаду. Ан нет, ничего подобного – лето только начиналось.

7

Агасфер написал(а):

они занимаются, как правило, следующими вещами: спят, читают детективы всяких там донцовых, ждут очереди в туалет и… едят.

Забыл про кроссворды и плеер!:)

8

Точно, это меня как-то оставило равнодушным. А ведь и правда, щас вспоминаю - были и кроссворды и плееры... :)

9

Агасфер написал(а):

то поразился тому, как просто оказаться в городе, в котором и мысли не было никогда побывать.

Да,знакомое чувство!

10

Агасфер написал(а):

Я же, взяв с собой две книги в дорогу, время проводил по большей части у окна – с помощью часов и столбиков за окном я мерял скорость движения поезда.

Ну ты даешь!Мне бы и в голову никогда это не пришло.Молодец:)Надо будет как нибудь попробовать-ума бы хватило только!

11

Агасфер написал(а):

гадкое место эта Москва. Толпы, гигантские, видите ли, толпы народа снуют туда сюда, заставляя несчастных провинциалов чувствовать себя маленькими, жалкими и затерянными в этом безжалостном муравейнике.
И где гигантские толпы? – удивлялся я. Может я не вижу их потому, что воскресенье на дворе? Странно… Во всяком случае, к фонтанам подойти можно без проблем, тогда как у нас фонтаны круглосуточно облеплены толпами людей и просто желание отпадает подходить близко.

Обязательно бы увидел и толпы и не толпы :) если бы пожил и поработал там,ты просто приехал ненадолго,от этого все кажется сказочным!Но не спорю,приятных моментов там тоже хватает :) Там этих фонтанов :) ,да и много всяких красивых мест,наверно поэтому их не облепливают..

12

Сейчас сделаю себе чаю и буду читать отчет Агасфера)

13

а я не буду столько читать ((=

14

nocebo написал(а):

Сейчас сделаю себе чаю и буду читать отчет Агасфера

Я уж пятую чашку пью :) :) :)

15

Агасфер написал(а):

С вокзала мы доехали до места, подошли к кассе… Вот у кассы меня ждал сюрприз. Оказывается, граждане России проходят к фонтанам за 100 рублей, а с иностранцев и тех, кто забыл паспорт, берут уже 320. Не побоюсь громких слов: по-моему это нацизм какой-то. Я бы лучше заплатил 200 рублей, если бы знал, что эта цена одинакова для всех.

Согласна с тобой.Россия не гостепреимный город,как не печально!Например,в русских международных аэропортах цены идут с ОГРОМНОЙ накруткой,когда в европе,в том же аэропорту-цены минимальные!А потом мы удивляемся,почему русских там не любят!

16

Лиса написал(а):

Ну ты даешь!Мне бы и в голову никогда это не пришло.Молодец:)Надо будет как нибудь попробовать-ума бы хватило только!

Всё очень просто. Считаешь расстояние, которое поезд проходит за минуту (это можно сделать либо при помощи пронумерованных столбиков, которые стоят через каждые 100м., либо при помощи столбов, поддерживающих провода, которые стоят примерно в 50 м друг от друга), полученное расстояние делим на 100 и умножаем на 6. Например, мы за минуту миновали 15 столбиков - это 1500м. 1500/100 = 15. 15х6=90км/ч.

Лиса написал(а):

Обязательно бы увидел и толпы и не толпы

Видел я их позже - не испугали всё равно.

аноним написал(а):

а я не буду столько читать

http://darksity.3bb.ru/uploads/0000/94/45/15512-2.gif

17

Агасфер написал(а):

та ответила, что по её мнению лучше мечтать о несбыточном, чем не мечтать вообще.

А я мечтаю стать лучшими подругами с Анджелиной Джоли! http://darksity.3bb.ru/uploads/0000/94/45/15520-5.gif  Зато не сбыточно!Хех..

18

Агасфер написал(а):

х6

Почему на шесть?Сори тройка по матиматике...

19

Агасфер написал(а):

Впоследствии я сделал вывод, что парк разделён у белок на сферы влияния, так как белки всегда выскакивали по одной и держались друг от друга на почтительном расстоянии.

Жестокая беличья мафия!ЛЮДИ ОПОСАЙТЕСЬ ВООРУЖЕННЫХ БЕЛОК! http://darksity.3bb.ru/uploads/0000/94/45/15511-2.gif

20

Лиса написал(а):

Почему на шесть?Сори тройка по матиматике...

Не знаю, почему, у самого тройка. Но работает.

Можно проверить так: V=S/t, то есть скорость наша будет равна расстоянию S=1500м, делённому на время t=60с. Получим 25м/с. Чтобы перевести это в км/ч, умножаем на 3.6 и получаем те же 90 км/ч. Но так слишком сложно.

21

Агасфер написал(а):

осуществил свою давнюю мечту и выпил наконец капуччины. Эх, жалко, что я не умею делать такую пенку на кофе у себя дома.

Можно ложечку мороженного положить.Тоже вкусно)))

22

Агасфер написал(а):

«Какая нахрен автобаза? Это министерство культуры, твою мать!»

Надо запомнить  http://darksity.3bb.ru/uploads/0000/94/45/15517-2.gif

23

Да уж!Молодец,что решился все таки поехать.Это приятные воспоминания на всю жизнь :)

24

Mikkey написал(а):

Короче вчера в Ставрополе был день города, вообще сегодня, но отдыхают все в субботу, чтоб в воскресенье отлежаться))

Поешь под караоке, танцуешь, находишь общий язык с девушками (по словам Писаки), есть девушка, самому всего 13 лет (!!!). Причем здесь социофобия? http://darksity.3bb.ru/uploads/0000/94/45/15511-4.gif Может сойдемся хотя бы на застенчивости? (Не сочти за наезд, просто у меня в голове не укладывается).
Вообще, 13 лет - это какой класс школы?

Upd. Нашел твою историю, вопросы отпадают. :)


Агасфер, по-моему, твою историю стоило бы выделить в отдельную тему, добавить фоток. Было бы удобней, как считаешь? А то более короткие истории потонули в теме. :)

25

По-моему, это был мой лучший вечер в Питере.

Хорший был день  :)

26

Агасфер, хорошая история и пишешь просто и доходчиво, а еще я заметил что ты очень чуткий человек, иногда даже слишком http://darksity.3bb.ru/uploads/0000/94/45/15508-2.gif 

vovchik написал(а):

Поешь под караоке, танцуешь, находишь общий язык с девушками (по словам Писаки), есть девушка, самому всего 13 лет (!!!). Причем здесь социофобия?  Может сойдемся хотя бы на застенчивости? (Не сочти за наезд, просто у меня в голове не укладывается).Вообще, 13 лет - это какой класс школы?

Признаки СФ у меня проявляются в основном когда я нахожусь один среди малознакомых людей, а тут мы были с писакой и его друзьями, причем под хорошим количеством пива, тем более если мне нечего скрывать от человека, то я могу вести себя свободно, не ожидая негатива с его стороны.
После курса лечения и тренингов мне стало значительно легче общаться с людьми, но до свободного расслабленного общения еще далеко.
С девушкой я расстался еще летом, потому что она тоже предвзято ко мне относилась из-за моего возраста. Что я могу поделать, я такой какой я есть и если я повзрослел раньше своих ровестников и меня интересуют более серьезные вещи чем пацанов моего возраста, то не надо меня все время третировать и отправлять к ним в песочницу.
Сейчас я учусь в 9-м классе, после хочу поступить в колледж.
Если что-то не понятно, читай мою тему в первом шаге.

27

Да ладно че рассуждать, уже выяснили что Mikkey нетру, ну нравится ему на этом заморачиваться, ради бога пусть заморачивается, у нас же не концлагерь тут или не ирк-чат что бы всех нетру гнать взашей )

28

Lex написал(а):

Да ладно че рассуждать, уже выяснили что Mikkey нетру, ну нравится ему на этом заморачиваться, ради бога пусть заморачивается, у нас же не концлагерь тут или не ирк-чат что бы всех нетру гнать взашей )

Че за тру не тру, вы своими болячками как пиписьками меряетесь, я ж лучше знаю что у меня и как.

29

Mikkey написал(а):

я ж лучше знаю что у меня и как

Нетру ты от этого быть не перестаешь )

30

Lex, откуда ты знаешь, как он себя чувствует? Раскованное поведение - это вообще не показатель. Социофобик может вести себя раскованно чтобы скрыть для самого себя и для других свои внутренние переживания, становится легче - люди переключают внимание. Но иногда по таким "раскованным" видно, что они нервничают. Человек НЕ социофоб, когда он ведет себя спокойно и естественно.

Mikkey, не поддавайся на провокации "тру-нетру", ты же понимаешь, как я, что народ просто боится быть социофобичнее других. Причин масса.

Мне, например, с одной стороны тоже страшно, что кто-то лучше меня справляется со своим страхом, а с другой стороны мне приятно, что есть люди, которые борются и побеждают.

Отредактировано nocebo (21-09-2009 21:44:08)


Вы здесь » Форум о социофобии » Встречи и знакомства » Отчеты по встречам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC